Ислам (3): Раскол

Переводчик: Л.Ш.Смурова / Traductora: L. Sh. Smurova

1-Первые проблемы

История первых пятидесяти лет Ислама показывает нам, как может отвернуться удача и от  людей, и от религий. Когда она поворачивается лицом, мы испытываем чувство зависти к тому, кому повезло, а когда она поворачивается спиной,мы сочувствуем неудачникам. В некоторых случаях можно проанализировать причины неудачи и выяснить, кто же в ней виноват. Эта статья представляет собой частичное объяснение причин, которые позволили Исламу достичь чрезвычайной мощи и причин, приведших его к расколу.

История начала событий относится к нулевому году, году  Хиджры, когда Мухаммед вместе со своими последователями покинул Мекку и отправился руководить в Медину. По христианскому календарю шёл 622 год. В Мекке его преследовали представители власти, жившие за счёт торговли с бесчисленными паломниками к Каабе,  чёрному камню, религиозному символу и месту встречи для многих племён Аравии. Когда Мухаммед провозгласил, что Аллах – единственный бог, а все остальные религии являются языческими, Умейас и другие богатые семьи Мекки увидели в этом угрозу своим интересам. Они напали на Мухаммеда и его последователей, и понудили их к бегству.

Ислам за десять лет, предшествующие смерти Мухаммеда, чрезвычайно укрепил  свои позиции.  В этот короткий промежуток времени он утвердился практически на половине юго-западной Аравии,  на территории в один миллион квадратных километров.  Хотя трудно сравнивать пустыню с плодородными землями, но в любом случае это послужилоогромным прорывом, достигнутым благодаря магнетической личности Пророка и слову Божиему, им проповедуемому.Стимулом для объединения племён по призыву Мухаммеда была религия,  принять  которую было несложно: достаточно дать клятву. В этой религии было пять простых заповедей, воинам-победителям обещались трофеи или вознесение на небо (на небе погибшему воину предоставлялись в распоряжение семьдесят две девственницы). Несколько лет спустя, когда имперская армия Сасанидов столкнулась в бою с арабами, последние одержали победу. Они сражались с врагом, уверенные в своей победе, независимо от результата: мы отдаем свои  жизни с радостью, в то время как вы боитесь потерять свои, потому что после смерти нас ожидает Рай, а с победой – трофеи. Эта найденная мною фраза вошла в историю в связи с различными сражениями, она лучше всего объясняет причины, лежащие с самого начала в основеукрепления Ислама.

Со смертью Пророка, в 632 году, Ислам постиг первый кризис. Кто будет теперь претворять в жизнь идеи Ислама? Тот, кто добьётся больших успехов на военном поприще или тот, кто продолжит его учения? Как решить, кто будет продолжателем дела Мухаммеда? На тот момент Ислам был единым. Зять пророка Али должен был оставаться  на месте (так требовали его последователи), но значительная группа людей поддержала Абу Бакра, тестя Пророка, и Али согласился с принятым решением. Официальная история гласит, что Абу Бакр был избран единогласно, но это было невозможно, потому что мусульмане были разбросаны на громадной территории, а не все жили в Медине, городе, в котором Пророк умер, и где и проходила борьба за преемственность. Сторонники Али выступали против провозглашения лидером Абу Бакра, Али сдержал их недовольство под контролем, и они были вынуждены подчиниться. Единству Ислама теперь ничто не угрожало, и Абу Бакр принял титул Халифа, то есть представителя, делегата, комиссара. Полный титул отражает весь смысл: Халиф Расул Аллах (представитель посланника Бога), который ставил Мухаммеда, посланника Бога, в промежуточное положение между обычным человеком и Аллахом.

На момент смерти Мухаммеда территория влияния Ислама увеличилась, и количество его приверженцев значительно выросло. В связи с отсутствием понимания, в каком направлении двигаться, после смерти Мухаммеда появились и проблемы. Время шло, и росло количество обращений в другую веру. Стало намного труднее удерживать единую обезглавленную веру Ислам, особенно во время кризиса. Настала необходимость  назначить  преемника. Без учёта этических аргументов, теологических и исторических особенностей,  у этой группы людей имелись те же самые мотивы, как и повсюду в мире, когда речь идёт об управлении обществом: жажда власти и денег.

Во времена халифата обстоятельства назначения халифов были столь же сложны, как и в наши дни сложен приход к власти при демократическом строе: необходим учёт всех, кто имеет право голоса и тех, кто принимает решения; необходимо наблюдение за тем, как проходят выборы, и как они контролируются, за методами прихода новой власти в обществе: с помощью убеждения или силы. Сначала, после смерти Пророка, всё и происходило подобным образом, но только лишь в течение нескольких лет. Затем случилось ординарное событие для всех общностей: отдельные влиятельные лица и группы людей улучили момент для того, чтобы забрать власть в свои руки. Они боролись за неё, как это обычно и делается. Власть желанна, потому что это власть, а не потому, что она имеет разум или высокие идеалы.

В Исламе существуют с самого начала семена раздора, поскольку одна группа людей утверждала, что Мухаммед назначил Али, благородного и уважаемого в обществе человека, своим преемником. Последователи считали, что назначение Пророка было достаточным для избрания Али. Со временем появились две группы: одни приспособились к новым обстоятельствам, среди других (пуристов) были и те, кто симпатизировал Али. Почитание Пророка пуристами было выше всех одобрений кандидатуры халифа во время выборов, и они даже поставили под сомнение суть и легитимность голосования на выборах, но при принятии решения невозможно угодить всем.

2-Абу-Бакр, первый халиф

Одной из проблем, с которой столкнулся Абу Бакр, были попытки обособления некоторых исламских племён. Определённые группы не были им довольны, хотели стать независимыми и сформировать собственную ветвь Ислама. Абу Бакр приравнял стремление к независимости к отделению от Ислама (хотя можно и так это назвать), а это было равносильно отступничеству и каралось смертной казнью. Пророк произнёс – “не должно быть никакого принуждения в религии”, и это означало, что человек был сам свободен в своём выборе принимать Ислам или нет. Однако,  не было никакого законодательства для тех, кто хотел отречься от веры. Абу Бакр сказал, что Пророк был прав в том, что он говорил, но если вера принята однажды, то пути назад уже нет: желающий отказаться от неё, будет считаться вероотступником и наказываться смертью. Таким образом, восстание племён, отказавшихся признать его власть,  был приравнено к вероотступничеству, и, следовательно, Ислам имел право вести священную войну против этих людей. Вопрос не в том, кто был прав, а кто выиграл: история пишется победителями. Победил Абу Бакр, его люди считали себя истинными исламистами, убивая, ссылая вероотступников или принуждая их силой к вере. В истории Ислама войны, которые проводил  Абу Бакр против сепаратистских племен, известны как Войны с вероотступничеством. Это название было дано для поднятия религиозного духа, а  в сущности же всё сводилось к вопросу о власти.

Абу Бакр был уже стар, когда согласился стать халифом и правил всего два года. Тем не менее, на момент его смерти территории, исповедующие Ислам, увеличились на 100%, и в теперь охватывали весь Аравийский полуостров. Абу Бакр жил скромно и посвятил свой халифат расширению Дар аль-Ислам, царству Ислама. Зная о проблемах, имевших место при принятии руководства, он предвидел, что после его смерти его обязанности на себя возложит халиф Омар, один из сподвижников Пророка.

3-Омар, второй халиф

Омар был мужчина большого роста, сильный и величественный. В молодые годы он был любителем повеселиться, но как только принял Ислам, то сразу направил всю свою внутреннюю энергию и характер холерика на служение делу. Сначала его служение заключалось, главным образом, в службе воина, с мечом в руках защищающего Мухаммеда. Ещё до волеизъявления Абу Бакра, во второй раз Али был выдвинут преемником, но и на этот раз Али принял назначение Омара Бакром и вернулся, чтобы успокоить своих последователей. Появилась возможность выбора второго халифа мирным путём, а у Омара оказались развязанными руки для увеличения  завоеваний без внутренних проблем.

Новый халиф жил скромно, и существует много легенд о его личности. Однажды он и его помощник ездили в другой город, а в качестве транспортного средства было одно животное на двоих. Приходилось по очереди одному ехать верхом, а другому идти пешком. Когда они добрались до места назначения Омар шел, и те, кто пришел приветствовать халифа, обратились к сидящему с почестями, полагающимися халифу, пока его помощник не прояснил недоразумение; Омар даже не возмутился.

Но он продолжал внешнюю агрессивную политику завоеваний, а во время второго халифата территории расширились до Малой Азии, была завоевана Сасанидская империя, сегодняшние Иран и Ирак. Воспользуемся религиозными терминами: когда дела идут плохо, верующие могут подумать, что Бог наказывает их за грехи, или Бог посылает им испытания, или Бог о них забыл;  когда дела идут прекрасно, они единодушны в мысли, что Бог с ними. Во время правления Омара эти мысли получили интересную интерпретацию: изначально мир был разделен на Дар-аль-Ислам и Дар-аль-Харб (царство мира, царство войны); из этого постулата делается вывод о том, что любое действие, продлевающее Дар-аль-Ислам, оказывалось на пользу мира. Таким образом, проведение войны Дар-аль-Харб было на самом деле борьбой за мир.  Чтобы решить это любопытное уравнение, нам надо выяснить, чем занимались мусульмане между ведением войны и заключением мира.

Сравнивая факты и события, мы находим подобные мысли в различных религиях и культурах. Например, крестоносцы шли на войну, чтобы спасти Святую Землю от мусульман. Испанцы прибыли в Америку, чтобы принести в новые земли основы христианства. Советский Союз на территории  Восточной Европы распространил социалистическую революцию, а американцы начали войну с Ираном и Ираком, чтобы превратить эти угнетённые страны в демократические государства.

Во времена правления Омара войны против Дар-аль-Харба становились популярными под названием джихад или священной войны. В Коране есть упоминание о ней, но интерпретация, будучи неоднозначной, может также означать “борьбу за улучшение Ислама”, а это уже более широкое понятие, включающее в себя борьбу против дурных личностных качеств, улучшение исламского сообщества, и войну против стран, не проповедующих Ислам. Есть один сериал (очень рекомендую его посмотреть) под названием Sleeper Cell (Спящая ячейка). В нём идёт речь об исламском терроризме в США, и более реалистично показаны различные типы мышления и интерпретации Ислама, существующие среди верующих. Один из персонажей, известный ученый из Йемена говорит, что более высоким уровнем джихада является  внутренняя  борьба за улучшение духа. Главные герои  сериала, осуществляющие теракты на территории США, думают по-другому и убивают учёного, дабы он больше не произносил подобного.

Я уже упомянул о том, что воины Ислама выигрывали в любом случае: умирая или одерживая реальную победу в войне. Эту фразу я встретил, читая про битву у Кадисия, состоявшуюся в 637году. Тогда арабы разгромили прекрасно подготовленную армию Сасанидов. А было это непросто: арабы предлагают персам принять Ислам, в этом случае они станут им братьями. Если те не захотят принять веру,  им придётся платить дань и тогда они смогут придерживаться своих религиозных взглядов. Персы в качестве ответа посылают им мешок, наполненный грязью и экскрементами, со словами: “вот наша дань”. Арабы подкидывают мешок и восклицают: «Вы нам дарите землю? С превеликим удовольствием мы её принимаем!». Значение слова «земля» во времена войн почти всегда означало самое  ценное, что могло быть поставлено на карту – владение территорией. Иногда это случается по иронии судьбы, как в эпизоде, цитируемом Борхесом в рассказе «Скромность истории»: англичане предложили норвежскому захватчику Харальду Хадраду ” шесть футов земли английской, а потому,  как роста он высокого, набавить еще немного.

Священная война, в буквальном смысле война, стала образом жизни начала Ислама. Её подкрепляли огромные территориальные успехи, и обещание воину трофеев или рая с 72 девственницами. Такой подход, наряду с многоженством, и суровыми законами, ограничивающими сферы деятельности домохозяек, созданный мужской культурой для мужчин, когда женщины были низведены до ничтожного положения, в некоторых странах актуален и сегодня. Я раньше писал о том, что если половину населения подчинить другой половине только по половому признаку, это значит унизить эту половину населения, не давая возможности раскрыться её  талантам. Мужчины были опьянены успехами, следующими один за другим по мере укрепления Ислама, так как все они видели, что силы Ислама были мощнее, чем  у его врагов. Исламские лидеры проводили эпохальную политику, отдавая военные трофеи победителям, с особыми льготами для солдат, пришедшими на службу Пророку. Ещё до очевидных своих успехов, мусульмане не видели необходимости менять эти правила, так они были замечательны, а женщины, в конце концов, не участвовали в сражениях, за исключением редких случаев.

Завоевания простирались далеко, потому что в большинстве случаев война шла с населением, уже попавшим в зависимость от других хозяев и не принадлежало к правящей элите. Например, Иерусалим и его жители относились к Византийской империи и вынуждены были платить дань Константинополю. Прибыли арабы, покорили их и изменили размер дани, но оставили возможность продолжать жить так, как они жили до этого. Жизнь поменялась по своей сути, но повседневная реальность не изменилась. Более того, мусульмане, облагали более высоким налогом тех, кто исповедует другую религию, налог же на мусульман был гораздо меньшим. Это являлось своего рода дополнительным стимулом для обращения в Ислам. Простые жители, для которых и сейчас, и тогда многое недоступно пониманию в тонкостях догм и религии, решили, что более выгодно дать обет послушания новой религии и отказаться от христианства, чем платить высокий налог. Это и было одной из причин продвижения Ислама в Северной Африке, в данном случае “продвижение” в смысле добровольного принятия Ислама, а не по причине принуждения силой.

Омар вёл аскетический образ жизни в рамках канонов Ислама и был справедливым человеком. Например, он беспокоился об условиях жизни рабов, всячески стараясь эти условия улучшить, но, по иронии судьбы, умер он от удара ножа разъяренного раба.

 

4 – Осман, третий халиф.

Омар был предусмотрителен относительно своего преемника. Он приказал созвать совет из шести выдающихся сподвижников Пророка, которые, и должны были выбрать нового халифа. Они, в свою очередь, предложили двух кандидатов: Али и богатого мусульманина из семьи Умейяс по имени Осман. Обоим кандидатам задали вопросы, согласны  ли они с идеями Корана и Сунны (пример жизни Пророка), и будут ли они следовать примеру двух своих предшественников халифов. Али ответил на первые два вопроса утвердительно, однако, он отказался брать жизни двух предыдущих халифов в качестве образца для подражания, добавив, что будет следовать велению собственной совести. Осман же ответил то, что хотели от него услышать и, на совете «шести», третьим Праведным халифом был назначен Осман ибн Аффан.

В 644 году, когда Осман возглавил халифат, ему было 68 лет, и правил он до 656 года. Его семья не одно поколение принадлежала к одной из богатейших  в Мекке, и с самого начала была против принятия Ислама Османом. О принятии им Ислама  связана история, с которой, с соответствующими изменениями, мы знакомы в других религиях: отдыхая, он услышал голос Божий, указывающий ему на Пророка, и решил следовать за ним. В случае с Омаром, до своего обращения в Ислам, он собирался убить Мухаммеда, но после увиденного сна, он принял эту веру. Рассказ этот подобен рассказу об апостоле Павле, шедшему  по дороге в Дамаск. Осман, обратившись в новую веру, остался богатым человеком и использовал свои финансовые средства для дела, и это было одной из причин его нового назначения. Он был умным коммерсантом, его капиталы увеличивались, и когда он пришел к власти, у него появилось много возможностей зарабатывать деньги благодаря новому посту.

Осман провел огромную по значимости работу в истории Ислама: созвал чтецов и ученых, которые проанализировали высказывания, приписываемые Пророку, сравнили версии, уточнили сомнительные по содержанию  и закрепили окончательный вариант Корана, книги, содержащей официальные послания Бога Мухаммеду через архангела Джабраила. Омар и приглашённые им учёные составили версию, которая была объявлена официальной, остальные же версии были отклонены. С этого момента была определена, раз и навсегда, суть того, во что мусульманин может и должен верить в соответствии с  непосредственными учениями Пророка. Этот  шаг аналогичен шагу, приведённому в жизнь Церковью во времена святого Джерома, определившего официальную версию Евангелия в 300 году.

Финансы и администрация Ислама соответствовали  увеличению территорий от Египта до Персии. Они объединились вокруг халифа, как мух привлекает мед, легион друзей, также занимающихся коммерцией под покровительством его дружбы. Официальная история гласит, что у него не было необходимости красть, но он позволял своим друзьям и приятелям делать всё, что они хотели. Это была эпоха быстрого распространения Ислама: количество завоёванных территорий увеличивалось, побеждённые народы начинали выплачивать дань Медине, и в центр постоянно текла река денежных средств. Ислам всё более стал похожим на империю, а не на религиозную организацию. Естественно, мусульмане усматривали  в своих успехах провидение Божие, но вели себя они, прежде всего как захватчики.

Провинции находились далеко, и  их управляющие совершали всякого рода злоупотребления. Недавно   разбогатевшие, они вели коммерцию под покровительством правительства. Главным образом, члены его собственной семьи, Умейяс, ещё до Мухаммеда сделавшие бизнес на паломниках в Мекку, желающих приблизиться к Каабе. Подули ветры перемен, и теперь семья продолжила своё дело, но уже с мусульманами,  приезжавшими к тому же камню Кааба.

Изобилие ресурсов шло на строительство мечетей, улиц, зданий, дворцов, каналов, мостов и т.д. на всех завоёванных территориях. На этом этапе истории официальные версии начинают испытывать трудности в объяснении того, что некоторые люди могут жить в лучших условиях во дворцах и в то же время находиться в окружении воров. Здесь кроется парадокс: с одной стороны  “аскетизм” Османа, молившегося, постившегося и  уважающего праздники, а с другой – Осман жил в самом роскошном из дворцов.

Даже не рассматривая личность Османа, в истории Ислама очевиден факт отсутствия гармонии денег и моральных качеств, отсутствия гармонии в обществе. У халифа был любимый племянник Муавия, которого он назначил правитьДамаском и отдал ему в распоряжение все земли от Евфрата до Египта. Прежде Муавия был врагом Ислама, но в момент обращения его в новую веру, ещё во времена Мухаммеда, всё его прошлое было перечеркнуто, и он начал жизнь с чистого листа. Это был способный человек, и Пророк, используя его умения и приблизив его к себе, давал ему важные поручения (как будто Мухаммед знал Искусство ведения войны: “Держите друзей возле себя, а врагов как можно ближе к себе”). Осман не знал так хорошо мужчин, как Пророк, и «отпустил вожжи», отправив племянника в Дамаск. Муавия, преисполненный амбиций, начал формировать лояльную для себя армию.

Уместно будет вспомнить ещё об одном родственнике, осуществляющим правление в Египте. Люди, недовольные его злоупотреблениями своей властью, направили в Медину делегацию с жалобами Осману. Посланников приняли и отправили обратно с обещанием халифа переговорить с правителем об изменении своих действий. На обратном пути посланники встретили путешественника с письмом, адресованным правителю Египта с приказом об их аресте и уничтожении; письмо было подписано Османом. Естественно, они, преисполненные праведного гнева,  тут же возвратились в Медину и потребовали от халифа объяснений. Халиф ответил, что он не подписывал это письмо, и тогда посланники потребовали отрубить виновным головы. Халиф этого сделать не захотел, численность обозлённых людей выросла за счёт тех, кто не сумел заняться коммерцией под прикрытием власти, а таких было большинство. Детали происшедшего трудно сейчас восстановить: по одной из версий Осман удалился в свой дворец помолиться, толпа ринулась за ним, смела на своём пути охрану халифа и убила его. Дворец разграбили, в городе начались беспорядки: мародёрство, нападения, ограбления и пожары.

Этот эпизод напоминает о причине многих восстаний,  вспыхнувших на исторической арене, но случившихся в иных местностях и с иными действующими лицами, когда небольшая группа людей жила по-королевски, пользуясь привилегированным положением и, сохраняя основную часть населения за чертой бедности.

 

5-Али, человек Божий

В чрезвычайных обстоятельствах открытого восстания было принято решение о том, что Али – единственный человек, не запятнавший свою честь ни перед кем, и способный спасти всех. Ему предложили халифат при наихудших условиях. Али согласился, так как понимал, что может случиться с Исламом, если он будет держаться в стороне. Али стал четвертым халифом, правящим с 656 до 661 года. Все его знали, и никто не удивился его первым словам после принятия должности: он отверг сложившееся в обществе положение с беспредельностью излишеств, а к такому состоянию дел привело Умма (исламское общество), Али постарался приложить к исправлению ситуации свою сильную руку. Простые люди обрадовались приходу к власти справедливого человека, но Умейяс и те, кто сумел обогатиться в тени власти Османа, продолжали плести интриги, ожидая возможности атаковать. Али был надеждой для истинных мусульман, но для тех, кто до него упивались своей властью, стал костью в горле, ведь он заставил их работать.

Муавия и его друзья подготовили заговор против Али: тот должен был наказать убийц Османа, но это было невозможно, потому что он был убит толпой, состоящей из жителей Медины и Египта. Это означало, что истинные зачинщики беспорядков одевались в рваную одежду нищих и требовали от их имени справедливости. Али столкнулся с неразрешимой ситуацией: для того, чтобы справедливость восторжествовала, ему бы пришлось  наказать людей, ставшими жертвами несправедливости Умейяс; а не наказать никого – значило бы позволить Умейяс себя атаковать.

Али решил, что он не сможет совершить акт торжества справедливости по отношению к убийству Османа, потому что это не являлось бы справедливостью. Вместо этого он начал проводить чистку в правительстве, убирая коррумпированных и неэффективно работающих чиновников и заменяя их людьми, относящихся, по его мнению, к нему лояльно. В итоге, он закончил тем, что выступил против всех богатых и могущественных, против Умейяс и всех, занимающихся коммерцией во времена Османа.

Одной из тех, кто открыто выступил против Али была Айша, младшая жена Мухаммеда. Она объявила джихад Али, а он, в свою очередь, объявил джихад Айше. Это худшее, что могло случиться в Исламе: священные войны внутри Ислама стали реальностью. Армии заняли позиции друг против друга, отправили парламентариев и достигли принципиальной договоренности, но, в конечном счете, битва, спровоцированная людьми Муавии, всё-таки, состоялась. Победу одержал Али, и разговаривая после битвы, Али и Айша поняли, что оказались лишь пешками в войне, которой руководили Умейяс, потому что два убеждённых в учении Пророка человека столкнулись лицом к лицу в бою, ослабили друг друга и показали пример войны между мусульманами. В конце концов, ни Али, ни Айша не выиграли, а проиграли, и проиграл Ислам, если рассматривать правила сосуществования, отмеченные Пророком.

Али оставил столицу Медину и переехал в Куфу, город, расположенный гораздо севернее Медины у реки Тигр. Муавия в это время почувствовал, что настало время играть в открытую, и объявил восстание против Али. Силы сошлись в битве при Сиффрине, обернувшейся бойней для обеих сторон, длившейся в течение нескольких месяцев и не приведшей к ничьей победе. Кто-то предложил, что для предотвращения дальнейшей гибели мусульман, надо применить древнее решение: предводители  боя встречаются между собой, а результат этой встречи решит исход битвы. Али было 58 лет, но он был еще достаточно крепок и согласился на встречу. Муавия же, растеряв свои физические силы, живя в роскоши и удовольствиях, отказался от неё. Военные действия возобновились, и люди Муавии пошли на подлость, которую трудно себе представить: они накололи листы из Корана на кончики копий, и люди Али отказались от атаки. Последовали вынужденные переговоры, в результате которых было принято решение, что отныне будет два халифата: один под руководством Али, а другой – под руководством Муавии.

6-Раскол

 

Дамаск получил то, что хотел: интеллигенция признала, что Ислам слишком разросся и ему уже невозможно оставаться единой  религией (если это не общество святых). Али настаивал до конца на сохранении единства Ислама. В конце концов, это вызвало отчуждение его самых верных последователей, Шиитов, так у Али появились враги по обе стороны Ислама: среди ищущих богатство и среди ищущих Бога. Шииты не смогли принять тот факт, что Али, который был возведен в статус святого при жизни, несущий послания Мухаммеда всем, проповедующим Ислам, был унижен на переговорах с Умейяс, презренных любителей власти и богатства, и согласился принять разделение Ислама. Среди шиитов наиболее радикальной группой стали Хариджиты, они официально обособились, и один из её членов убил Али.

Ислам впоследствии разделился на три группы: суннитов, шиитов, хариджитов. Наиболее многочисленной группой являются сунниты, а наиболее радикальной – хариджиты.

Трагедия Али является трагедией первых дней Ислама: когда всех устраивало, что действительно достойный человек руководит ими, предпочтение отдавалось расширению влияния, завоеваниям и коммерции; когда же ситуация внутри Ислама обернулась против них самих в связи с злоупотреблениями друзей Османа, тогда и обратились за помощью к Али, но ему досталось внутреннее разделение Ислама, а  в сферах власти (как происходило в истории всех народов) Ислам  был коррумпирован. В этих условиях внутри Ислама зародилось зерно раскола. Косвенное признание масштабов этой катастрофы для Ислама является то, что первых четырех халифов называют поборниками справедливости. После этого одни халифы приходили на смену другим, и некоторые пытались изменить свой титул на Халиф Аллах (представитель Аллаха), думая, что в назначении на эту должность им уже не нужен Пророк.

Ислам прошёл тот же путь, по которому шли все люди, стремящиеся к власти по религиозным или социальным мотивам: сначала они придерживаются строгой установки и не отступают от идеалов. Как только социальные условия стабилизируются, в правительство проникают личности, которым чужды изначальные принципы, они просто и открыто добиваются власти, чтобы пользоваться ею в своих личных интересах.

С этой точки зрения, вопрос не стоит ни о религии, ни об идеологии разумного сосуществования, это отражено на протяжении всей истории Человечества. Это то, что в человеке неизбежно проявляется, несмотря на интеллект, благородные чувства и все призывы к справедливости, до сих пор проявляется животное.

Если Вы являетесь христианином  и захотите предать анафеме Ислам, прежде подумайте о том что в западном мире имеется не один, а три религиозных раскола: первый -отделение Западной Церкви (Рим) от Востока (Константинополь); второй – раскол в Авиньоне, и третий – протестантская Реформация. Раскол в Авиньоне продолжался недолго и вскоре разрешился, но два других раскола до сих пор являются непримиримыми делениями в христианском обществе.

Библиография: для написания этой статьи я использовал следующие книги: Destiny Disrupted,  Tamim Ansary – Тамим Ансари, Расколотая судьба(Public Affairs, NY, 2009), и The Oxford Encyclopedia of the modern Islamiworld – Оксфордская энциклопедия современного исламского мира  (Oxford University Press, 1995).


Comments

Ислам (3): Раскол

  1. В истории мира часто подлость пробеждает.
    Но всё равно хочется верить в справедливость!

    [En la historia del mundo frecuentemente aparece la mezquindad,
    y a pesar de todo queremos creer en la justicia.
    Iuri]

Hacer un comentario: