Китай 03: императрица Цыси

Переводчик: Л.Ш.Смурова / Traductora: L. Sh. Smurova

1-Предшествующие события

После завершения в 1862 году опиумных войн, Китай был опустошен, и продолжалось так вплоть до 1908 года, в  этом году  пала  династия Цин. Данный период времени  совпадает с годами правления персонажа, рассматриваемого сегодня. Европейцы получили желаемое: открытие дополнительных портов для внешней торговли и разрешение на импорт опиума – наиболее выгодного из бизнесов. В результате Китай обнищал, а китайцы, зависимые от опиума, ожесточились.  Стало очевидно, что власть императора пошатнулась, поскольку вдобавок ко многим проблемам, рухнул миф, подпитываемый на протяжении тысячелетий, о том, что императоры  имели Небесный Мандат для правления на земле. Население страдало от голода, бедности, наводнений и правительственных поборов, повлекших за собой  многочисленные восстания, из которых Тайпинское, самое долгое по времени (длилось с  1850 по 1862 годы) было подавлено не без помощи иностранных войск. Императорский двор в Пекине представлял собой гнездо интриганов, возводящих на трон детей в возрасте четырех лет, от лица которых выступали регенты. Военные были недовольны и разрозненны: некоторые склонялись к изучению иностранных технологий,  другие же цеплялись за древнее китайское величие. Не только от иностранцев, чувствующих себя не в своей тарелке на китайской земле, существовала угроза и от России, и от Японии, мечтающих увеличить свои территории за счет Китая.

Китай – огромная страна, разнообразная по этническому составу (представители династии Хан, основавшие Китай и представители династии Мин, прибывшие с монгольскими завоевателями); религиям (мусульмане на западе, большинство же населения следовало учениям Конфуция);  регионам (северо-запад занимает пустыня, на юге страна омывается водами многочисленных рек, подходящих для навигации). Эта страна пережила многие бедствия, лишь некоторые из которых  упомянуты в статье.  Тем более удивительно, что Китай выжил как государство, хотя наиболее легким вариантом для любого региона было бы объявить о своей независимости, или допустить возможность быть поделенным на части иностранными государствами.

В истории, часто даже в ретроспективе, не находится объяснений тому, почему то или иное событие произошло именно таким, а не иным образом, можно лишь выделить основные причины этого. Поставив перед собой такую цель, я планировал написать три статьи про эти трудные для Китая годы, чтобы они смогли дать более широкое представление о ситуации и частичное объяснение (доступное человеческому уму) тому, каким образом Китай смог противостоять этим проблемам.

1. В настоящей статье будет рассмотрен наиболее влиятельный в этот период исторический персонаж – императрица Цыси. Хотя по китайским законам и обычаям женщина не имела права быть императрицей, Цыси удалось стать реальной силой в стране, с императором и без императора, именно она и управляла Китаем. Добилась она этого благодаря своему собственному характеру и сложившимся обстоятельствам, ничего особенного при этом не предпринимая и не проводя четкой политики. С самого начала пришествия к власти она была наложницей одного императора, родила ему сына, который впоследствии взошел на трон. Находясь при дворе императора, она быстро адаптировалась к интригам двора, прикипела к власти, отстраняла детей от императоров, и, когда этого требовала ситуация, сама уходила от императоров. На своем пути она пользовалась императорами так, как ей было выгодно, отвергая их, когда ей они уже были не нужны,  предавая того, кого считала нужным предать и оставалась, таким образом, у власти. Любопытно, но она не была человеком, любящим излишества в еде, напитках и сексе, как другие известные в истории женщины (Лукреция Борджиа, Мессалина, Екатерина Великая), всю свою энергию она сосредоточила на власти и контроле над приближенным к власти людям. В этом плане она более схожа с английской Елизаветой I, но не вела последовательной работы по возвеличиванию своей страны.

2. В следующей статье мы поговорим о внешних угрозах: о европейцах, без приглашения обосновавшихся в Китае, подробнее остановимся на  попытках территориальных аннексий России и Японии, а также поговорим о китайских чиновниках,  сумевших выдержать бурю, задерживая оформление письменных запросов варваров, уступая им в некоторых случаях и подписывая договоры, не унижающие гордость Китая. Чиновники, однако, были меньшим злом и либо мыслили здраво, либо полагались на удачу,  когда рассчитывали на необходимую им поддержку императрицы. Эти чиновники и являлись  людьми, стоявшими во главе целостности Китая и спасшими страну от уничтожения.

3.  При данных обстоятельствах возникают вопросы: каким образом Китай сумел сплотиться, и где берутся люди, оказавшиеся сильнее центробежных сил, целью которых было разорвать страну в клочья. Объяснение, которое я бы предложил в третьей статье, надо искать  у Конфуция и его учениях, доминировавших над китайским мышлением и поведением на протяжении многих веков. На данный момент  я полагаю, что наибольшее преимущество состояло в том, что учения мастера необходимо рассматривать во взаимосвязи более с этикой, чем религией. Существовало больше норм  поведения и уважения по отношению к старшим, чем форм поклонения  Богу, и данная социальная этика была фактором внутренней однородности, внесшим свой вклад в сохранение целостности страны.

 

  1. 1.       Цыси: путь от благородной девицы до императрицы.

 

Общественную жизнь этой женщины можно назвать применением на практике  максимы Искусства Войны, изложенной китайским мыслителем Сунь-Цзы. Прислушиваясь к своему инстинкту (великими стратегами рождаются, ими не становятся), она воспользовалась идеями, описанными в этой книге, чье содержание посвящено  тому, что происходит во время войны, а не на поле боя. Одна из идей, изложенных в книге,  заключается в том, что лучшая война – это война, выигранная без боя; и в большинстве случаев  Цыси  побеждала именно так. Она создала сеть шпионов и  осведомителей; подкупала шпионов своих врагов, превращая их в своих союзников;  избавлялась от людей, которые, возможно, принесли бы больше пользы Китаю, чем она, но не имеющих ни хитрости, ни силы, обязательных для победы в главной войне – войне за власть. Цыси блистала в общественной жизни Китая на протяжении более 40 лет,  и её единственной целью была сохранность империи. Можно лишь задаваться вопросами, и не получая на них ответов, рассуждать о том, что было бы с Китаем, если бы не Цыси, была бы жизнь без нее лучше или хуже. Дело в том, что вскоре после ее смерти рухнула и династия, представителем которой она являлась, и  проблемы, стоящие перед Китаем в конце  XIX века ничуть не уменьшились в последующие несколько десятилетий.

Цыси родилась в 1835 году в дворянской семье маньчжурского происхождения, равной по положению правящей династии Цин. Счастье улыбнулось ей в возрасте 16 лет, когда  император  Ичжу (вошедший в историю под именем Сяньфэнь, что означает «Вселенское процветание») взял ее к себе в качестве молодой наложницы. Я говорю о “счастье” в контексте имперского Китая, принимая шкалу ценностей той эпохи и страны.  Китайская культура ставила женщину в полную зависимость от  мужчины, и, следовательно, судьба женщины значительно зависела от размера состояния своего отца, братьев или  супруга. В этих условиях самое высокое положение, на которое могла рассчитывать девушка – получить статус именно наложницы. Конечно, лучше быть женой, но  неплохо быть  и наложницей императора, поскольку наложниц признавали и принимали в обществе. Из-за близости к правителю их часто использовали для получения влияния на императора, или же сами наложницы извлекали выгоду из своего положения. Среди наложниц существовала иерархия, по лестнице которой Цыси поднялась отчасти потому, что она забеременела и родила в 1856 году императору единственного сына.

Но Гинецей есть Гинецей, и всегда будет борьба, интриги, союзы, дружба и предательство среди женщин, пытающихся получить благосклонность одного и того же мужчины. Годы, проведенные Цыси при дворе, умерили ее характер и отточили умение плести интриги и предавать. Цыси знала, что может сделать с императором (по аналогии с тем, что женщина может сделать с мужчиной). Это знание приносило ей пользу, пока она, наконец, не достигла положения второй императрицы (первой была жена императора Цыань). До конца своей жизни всё время, пока находилась у власти, она контролировала, зная, кого остерегаться, взросление императоров и их вступление в брак.

В сентябре 1860 года европейцы атаковали Пекин и сожгли Летний дворец, зеницу ока  императора. Во избежание более серьезных проблем, семья императора бежала на север  в Маньчжурию, где император,  не сумев преодолеть потери, впал в депрессию, обратился к алкоголю и опиуму, и, наконец, умер. Перед смертью он позвал двух своих главных женщин, Цыань и Цыси, и объявил им, что сын Цыси  Тунчжи (урождённый Цзайчунь)  будет следующим императором. Он приказал женщинам следить  за ребенком так, как если бы у сына были  две матери, и назначил совет из восьми министров для управления  империей. Вдовствующим императрицам было поручено внимательно бдить  за тем, чтобы министры исполняли свои обязанности в интересах Китая и  нового императора.

Воля императора назначить Совет являлась гарантией решения проблем, потому что в вопросе власти единое командование является единственной истинной властью, и когда оно отсутствует, то делящие между собой власть, неизбежно начинают воевать друг с другом, и в конечном итоге победитель устраняет со своего пути всех соперников. С практической точки зрения, воля императора назначить комитет для ведения дел – точный рецепт того, что дела никогда не решатся. Более того, попытка дать назначенному Совету в качестве противовеса двух императриц, обязанных следить за его работой, означала пригласить к участию обеих женщин – или иными словами пригласить к помешиванию в одной миске своей ложкой – в дела государственного управления. Если трудно добиться согласия между двумя людьми, то в группе из десяти (= 8 +2) это практически невозможно. Это решение можно рассматривать как волю императора, обязательную для исполнения, либо как возможность получить доступ к абсолютной власти любому из десяти человек, минуя борьбу за власть с возможными соперниками. И, наконец, выбор из восьми благородных по происхождению членов совета автоматически предполагает наличие врагов среди равных им по происхождению, исключенных из списка претендентов, которые по субъективным причинам могли считать себя более способными. Совет был обречен.

Официальное положение Цыси  очень сильно изменилось. С учетом  сложных китайских дворцовых ритуалов, новый император был объявлен сыном двух матерей.  Именно тогда Цыси получила свое имя означающее “дружелюбная и благодатная”, раньше ее звали Ланьэр – Орхидея.  Впоследствии к имени были добавлены титулы и звания, такие  как: справедливая, благословенная, уважаемая и тому подобные. Частично для того, чтобы польстить императору и его семье,  частично по причине ритуальности общественной жизни Китая, по протоколу касательно любой части жизни императора, каждый раз, когда у сановника менялся статус, для него изобретался новый и обязательно лестный титул. Самая высокая честь, которой мог достичь житель Китая – быть освобожденным от ритуала коутоу и не касаться лбом пола три раза при аудиенции с императором. Любопытно, но эта приверженность  ритуалу была одним из факторов, поспособствовавшим сохранению страны в те трудные годы, так как ритуал и его зрелищность ассоциировались с богатством и властью, и, следовательно, обычные люди, только понаслышке знающие о дворцовом шике, имели основания верить в силу императора.

Цыси действовала, объединившись с Цыань,  своим естественным союзником. Они обе получили от императора наказ следить за работой Совета. Женщины очень отличались друг от друга: Цыань не привлекала власть, если бы было по-иному, то прожила бы она оставшиеся годы в роскоши и без хлопот решения государственных дел. Цыси любила власть и для начала убедила вторую императрицу осуществлять совместное правление для оказания большего влияния на 8 министров.  Для того, чтобы лучше узнать Цыань или же потому, что она ее хорошо знала, именно ей было предоставлено право на ведение переговоров с членами Совета. По своему характеру Цыань не умела ни с кем спорить, не говоря уже о том, чтобы вести дискуссию одновременно с восемью министрами. Ее раздражала эта обязанность, и она обратилась к Цыси, уведомляя ее о том, что предпочитает вести спокойную жизнь во дворце и передает бразды правления  Цыси, наделяя ее всеми полномочиями на работу с министрами.

Цыси научилась многому за годы проживания во дворце «Запретный Город». Императрицы в то время находились в городе  Рехе, ожидая благоприятного дня для перемещения останков императора в Пекин, где уже собрались все важные лица Китая, в том числе и восемь министров. У  Цыси не было номинальной власти, но она имела возможность подружиться с нужными людьми. Понимая, что “враги моего врага – мои друзья”, она объединяется с князьями Гуном и Ченом (двумя сыновьями бывшего императора Даогуана), не состоявшими в хороших отношениях с 8 министрами, и отправляется с ними в Пекин. Покойный император предоставил Цыси преимущество, совершив ошибку в том, что при назначении 8 министров, он исключил из состава совета  своих братьев. Двор был в ужасе, так как  люди более низкого ранга, чем князья,  должны были определять судьбу страны. Среди исключенных были как раз и Чен и Гун, поэтому у них с Цыси были общие интересы.  Гроб нужно было сопровождать на всем пути, и Цыси сыграла первую партию блестяще – она направляется в Пекин с ребенком  императора,  союзниками,  тремя министрами – так и произошло разделение. Прибыв в Пекин, она начинает плести при дворе необходимые интриги и, когда остальные министры прибыли в столицу, то их ожидал указ, в котором они были обвинены в:

• некомпетентности  работы с иностранцами,

• катастрофическом положении  Китая,

• бегстве императора, его болезни и смерти,

• изменении завещания усопшего императора и

• заговоре с целью лишения обеих императриц власти.

Дело в том, что никому в Китае не удавалось вести успешные военные переговоры с европейцами, и причиной этого была 3000-летняя гордость и изоляции Китая. Именно Цыси и была заговорщицей, именно она изменила волю усопшего императора, но в политике форма является лишь фоном, и после опубликования указа  политические силы склонились перед императрицами Цыси и Цыань. Восемь министров были сняты со своих должностей и наказаны, но Цыси приговорила к смерти только одного, двух министров вынудили совершить самоубийство, репрессий в отношении их семей не проводилось. Послание тем, кто должен был покончить жизнь самоубийством, заключалось в получении ими  белой шелковой ткани, на которой они должны были повеситься. Обычай этот напоминает обычай, принятый среди римской знати: тем, кто должен был исчезнуть с лица земли, посылали кинжал. Имущество казненного министра было конфисковано и превратило двух императриц в чрезвычайно богатых женщин.

Не смущаясь членов совета, Цыси издала указ, в котором говорилось, что она и Цыань будут управлять вместе, без обязательств отчитываться перед кем бы то ни было и без посягательств на  их дела. Радикальных мер по отношению к Цыань не потребовалось, так как Цыань продемонстрировала свое желание сотрудничать.

Принц Гун был вознагражден: титулы, важные поручения, богатство – все, кроме реальной власти. Опять же, следуя принципам, изложенным в книге «Искусство Войны», Цыси было необходимо знать своих друзей и врагов, и точно оценивая их силы, четко понимать, чего можно от них ожидать и чего опасаться. К  Гуну она относилась как к способному чиновнику, который мог внести свой вклад в  сохранение целостности Китая в те трудные годы.  Истории известны многие личности  второго плана, работающие лучше своих руководителей, Цыси же не нужны были подобные риски, и она не упустила власть из рук.

В отличие от своего брата, принц Чен был хорошим человеком, болезненным, гибким,  гораздо менее образованным и полезным, но его было удобно держать при себе, потому что он был символом уважения, которое Цыси была обязана выказывать членам императорской семьи перед Китаем.

  1. 3.       Чистка рядов и наведение порядка

У хаоса, охватившего Китай в конце 1861года, были две основные проблемы: Тайпинская революция и коррупция бюрократии. Первая проблема возникла в  1850 году, распространилась на очень большой территории Китая, вызвала многочисленные смерти и бесчисленные разрушения, неконтролируемые правительством. Цыси поручила князю Гуну решить эту проблему, для нее это был беспроигрышный вариант: если с восстанием будет покончено, Китай станет единым; в случае неудачи у нее уже найден козел отпущения.  Гун вступил в союз с иностранцами для формирования армии, которая смогла бы покончить с повстанцами. В 1864 году итогом восстания были более 20 миллионов смертей, но у Китая к тому времени уже было единое правительство.

Успех Гуна создал проблему для Цыси, поскольку вырос  престиж князя, но императрица вдруг получает на него жалобу, и, воспользовавшись представившейся возможностью,  лишает князя должности и некоторых из званий, и таким образом, избавляется от него. Но у Гуна были сторонники по всей стране, и Цыси получила много петиций в защиту князя. Она вынуждена была его вызвать и вернуть ему ряд титулов, но с этого момента раз и навсегда держала его на второстепенных ролях.

Проблема с бюрократией была менее опасной, но трудноразрешимой. Бюрократия всегда погрязает в коррупции, а в случае с Китаем, в соответствии с указом, принятым более 1200 лет назад, чиновники получали должность после сдачи Императорского Экзамена. Этот обычай имел два последствия: во-первых, гарантировалась подготовка  и возможность поступления на работу в императорскую администрацию; во- вторых,  класс чиновников – мандарины, получали власть в государстве. Император нес  ответственность за принятие важных решений, но решение повседневных вопросов в отношениях  правительства и подданных находились в руках мандаринов. Они могли списывать или увеличивать налоги, представлять указ императора в выгодном для себя свете или вообще затерять его среди бумаг, судить по всей строгости закона или миловать обвиняемого и так далее. На протяжении веков создалось своего рода братство чиновников, неизбежно предоставляющее им всяческие льготы и способствующее коррупции. Кроме того, в эпоху кризиса уменьшается надзор, и каждый пытается соблюсти свои собственные интересы, пренебрегая другими, как это было в 1860 году. Цыси решила, что пора преподать урок: она отобрала нескольких чиновников, обвиненных в коррупции, и казнила их. Эта мера императрицы, как почти все, направленные на внесение изменений в организацию страны, была непродолжительной.

Цыси сформировалась как личность в Запретном Городе, а не в университете. Она с глубоким уважением относилась к китайским традициям и знала их достаточно хорошо, чтобы извлечь из них для себя выгоду, но ее позиция была крайне консервативной, так как осложнялась ситуацией, сложившейся между Китаем и Западом. Она не понимает того, что западноевропейцы проникли в Китай, потому что шли в ногу с техническим прогрессом и отказывается от достижений, принесенных извне. Цыси блокирует строительство железной дороги, поскольку дорога  будет нарушать покой усопших императоров, а когда все же удалось настоять на ее строительстве, она возжелала, чтобы вагоны тянули  животные, а не паровоз. В Пекин приезжают иностранные преподаватели для обучения математике, физике, астрономии и языкам, на некоторое время молодые люди отправляются на учебу в зарубежные университеты, но в итоге императрица пугается того, что они вернутся с вредными веяниями, и отменяет образовательную программу.

Не так легко побороть инерцию трех тысячи лет:  страна слишком много времени провела, ощущая себя уникальной и исключительный, а неудачи нескольких лет можно объяснять по-разному.  Легче во всем обвинить судьбу, чем согласиться с недостатками Китая по сравнению с Западом. При дворе и в армии было много людей, утверждающих, что Китаю ничего не нужно от иностранцев, и с течением времени они ассимилируются в стране или покинут ее (как это и ранее случалось с теми, кто вторгался на территорию  Китая на протяжении всей его истории). Это достаточно распространенное  и вполне естественное мнение было более удобным, чем признание своих ошибок. Если сравнить положение страны с пятью этапами переживания (отрицание, агрессия, торги, депрессия, принятие), бóльшая часть страны находилась пока на первом этапе – отрицании.

4. Император Тунчжи.

Наступил момент, когда мальчик император вырос и мог жениться; это произошло в 1872 году, когда ему было 17 лет. Контролировать все в окружении таком огромном и таком сложном, как китайский императорский двор, было невозможно. Тунчжи выбирает себе в жены принцессу Aлутэ, но на ее несчастье она оказалась внучкой врага Цыси, и отношения между женщинами не сложились с самого начала. Новая жена была любимицей Цыань, и казалось, не было необходимости думать об отношениях с  Цыси, бывшей по своему рангу наложницы ниже ее, хотя Цыси и приходилась биологической матерью ее мужу. Цыси незамедлительно отреагировала, заставляя Тунчжи взять к себе в качестве наложницы свою племянницу, но император обожествлял  жену и не обращал внимания на других. Цыси подала иск, заявляя, что новый император формально не вступил на престол (он не достиг возраста 18 лет), развела его с женой и заперла во дворце, чтобы он «обучался императорской науке».

Решение было палкой о двух концах: Тунчжи мог посвятить себя учебе, размышлять, приобрести качества, необходимые императору, или же впасть в тоску. Вероятно, Цыси  достаточно хорошо его знала, чтобы предвидеть, что произойдет. Она рискнула, зная, что он мог унаследовать от отца рассеянность: и император Тунчжи не выдержал разлуки с Алутэ, получив психологическую  травму. Гений угас, предался тоске, прекратил учиться, начал потреблять опиум и посещать бордели в Пекине. Определенно этому помогали и шпионы, состоящие на жалованье у Цыси, которые выманивали его из Запретного Города на различные вечеринки.

Достигнув совершеннолетия, Тунчжи был объявлен императором, но оказался абсолютно негодным для этой роли. Он сконцентрировался на цели  открыто попытаться избавиться от двух императриц: реконструировать Летний дворец  и подарить им его. Кроме того, в казне не было денег, и он пустил по кругу шляпу перед знатью и тем самым потерял поддержку многих влиятельных людей. Он мог начать  свое правление снизу, прося совета у Цыси относительно управления государством, тем самым выигрывая время и приобретая союзников, но настроился на таран императриц, а они были сильными личностями. Кроме того, тот же Тунчжи делал все не так, как было должно: постоянно посещая стройку и следя за процессом реконструкции, он, пользуясь  предоставляемой ему возможностью, уходил в загулы. Наступил момент, когда некоторые сановники, в числе которых был и князь Гун, выступили с  ходатайством о приостановке расходов, и в отместку Тунчжи лишил их должностей. Когда подошло удобное время, Цыси явилась к императору вместе с Цыань, прося его прекратить работы по строительству дворца, прекратить разгульные вечеринки и вести себя как подобает императору.  Тунчжи не выдерживает давления со стороны матери: забывает о Летнем дворце, впадает в депрессию, заболевает и умирает. Его смерть была повторением конца своего отца. Возможно, Цыси ее предвидела и уже рассматривала последствия; медицинский диагноз склонялся больше к оспе, чем сифилису, второй по вероятности причине смерти.

Рассматривая факты с человеческих позиций, мы имеем дело с женщиной, которая пожертвовала сыном во имя сохранения власти; с политической точки зрения – эта женщина посчитала, что он не годится на должность правителя государства, и удаляет его от власти. Судить Цыси (как судить тех, кто находился у власти) – сама по себе  сложная задача, так как эти личности несли на себе груз интересов и ценностей, груз конфликтующих сторон.

Возникла необходимость назначения нового императора в разгар надвигающейся опасности: ходили слухи о беременности Aлутэ. Послали за новой овдовевшей императрицей, чтобы она смогла оплакать своего мужа, но Алутэ никогда не заявляла о своей беременности. В итоге она сама кончает жизнь самоубийством, приняв опиум, освободив поле битвы для двух императриц, которые ссорились между собой по поводу назначения императора. Были предложены три кандидатуры:

Пулунь, внук императора Тай-Гуань. Главное возражение против данной кандидатуры – его отец был приемным ребенком, такого прецедента в стране ранее не отмечалось.  Кто-то упомянул, что в эпоху правления династии Мин был такой случай, но Цыси заметила, что нельзя принимать во внимание данный факт прошлого, поскольку результаты правления этой династии были плачевными, законы существовали лишь на бумаге, а на практике они применялись, как заблагорассудится.

Сын князя Гуна – молодой человек,  18 лет от роду. Против него Цыси имела следующие возражения: придя к власти, принц Гун не смог бы соблюдать обряд  коутоу, поскольку согласно конфуцианской традиции отец не должен кланяться сыну, и по этой причине возникла бы необходимость  отлучить Гуна от императорского двора. Но Гун был настолько ценной персоной, что правительство не могло без него обойтись, поэтому его сын не мог стать императором. Это чудесный образец аргумента против прихода к власти нежелательного, но очень подходящего для властвования человека. Сын принца Гуна в случае получения власти в свои руки смог бы многого добиться, разрешить это никак было нельзя. Существовала ещё опасность, что, будучи 18-летним мужчиной, новый император немедленно приступит к правлению, и тогда можно сказать «прощай» власти Цыси.

Сын князя Чена. Этот молодой человек обладал ценными качествами: ему только что исполнилось 4 года, он  приходился племянником Цыси (сын ее сестры), а его отец был золотым человеком, иными словами – пластичным и податливым. Цыси настаивала на его кандидатуре, утверждая, что китайские традиции склоняются в его пользу (первые два кандидата принадлежали к тому же поколению, что и усопший император, и не могли приносить ритуальные жертвы,  третий же кандидат принадлежал уже к следующему поколению и возражений по этому поводу у него не будет). Вопрос был поставлен на голосование, и министры подчинились ее воле: результаты голосования были следующими: 7-3-15.  Императрице  в 1875 году удался акт чистого кумовства, он смогла навязать своего кандидата и выиграв еще несколько лет регентства, остаться у власти. Новому императору было дано имя Гуансюй ( урожденный Айсиьнгёро Цзайтянь).

Чтобы быть тореадором, надо сначала стать на него похожим, а также и для того, чтобы стать правителем, требуется удача, и этот фактор удачи сопровождал Цыси на протяжении всей  жизни. Она не могла контролировать европейцев, но воспользовалась смертью мужа вследствие военных действий; воспользовалась и тем,  что сын любил разгульную жизнь; и тем, что Чен был женат на ее сестре, и т.д.. А теперь перед ней появилась новая возможность, так как императрица Цыань заболела и умерла. Естественно, есть основания полагать, что Цыси ее отравила, но факты скорее свидетельствуют о том, что Цыань умерла по естественным причинам; кроме того, Цыань  действительно не мешала Цыси править. После смерти общего мужа Цыань могла бы стремиться к большему, но мы уже упоминали о том, что ей не хватало характера для постоянного занятия государственными делами и интригами, связанными с властью. После смерти Цыань в 1881 году Цыси приобрела абсолютную власть.

В 1887 году Гуансюй официально восходит на трон, но на пути встает оппозиция. Два года спустя он женится на женщине, рекомендованной Цыси, но предпочитает развлекаться  с другой, вопреки тому, что делал его предшественник. В 1895 году Китай вступил в войну с Японией по вопросам влияния в Корее, и Япония  проводит ряд чрезвычайно важных реформ по указу императора Мэйдзи (они описаны в моей статье «Япония – реставрация Мэйдзи»), уничтожает китайские войска и навязывает  условия мирного Симоносекского договора, позорные для Китая.

Император Гуансюй получал образование под присмотром императорского учителя Вэн Tунхэ. Отношения между учителем и учеником стали очень  крепкими, и наряду с основными предметами император изучал достижения запада, а также то, как Япония, воспользовавшись этими достижениями, добилась успеха в последней войне. В результате, китайский император хотел повторить то, чего добился японский император, и решил использовать власть в полную силу, коренным образом реформировать правительство и китайское общество, и за короткий промежуток времени опубликовал серию правил, предназначенных улучшить страну по западному образцу. Это время называется «Сто дней Реформ», так как длился всего три месяца  с июня по сентябрь 1898 года. Император направил свое внимание на проблемы в стране, опираясь на опыт западноевропейцев  и налаживая с ними связи для возрождения мощи Китая. Но мужчина 21 лет от роду,  за три месяца, вряд ли бы смог преодолеть инерцию трех тысячи лет; приверженцы традиций в правительстве и армии выступили против реформ и, совершив переворот и лишив  императора  власти, сослали его в один из  дворцов. И возвращается Цыси.

5-Последние годы.

В рассматриваемый нами период  (1860-1898) китайский народ терпел унизительное присутствие иностранцев на своей территории, в том числе и в столице, в которой им  ранее запрещалось появляться. Основная масса населения пострадала от европейцев, как будто во время катастрофы, но были люди, которые хотели противостоять иностранцам  опасным способом, они были ксенофобами, планировали изгнание всех иностранцев и репрессии против них и их имущества в Китае. Одной из таких групп был Боксеры, называемые так, потому что они занимались боевыми искусствами. Объединившись, они начали нападать на иностранцев, проживающих в Пекине. Императрица решила не замечать этого, думая, что боксеры осуществят грязную работу по очистке Китая от иностранцев и позволила атаковать, грабить и убивать некитайское население.

Иностранные правительства, напротив, отреагировали очень жестко, сформировав многонациональную армию для очередного нападения на Китай, подавления восстания и раздела страны на зоны влияния. В данном событии, к злодеям, уже участвующим в этой истории, добавились Германия, Бельгия и Италия. Европейцы легко одержали победу и потребовали дальнейших уступок и  компенсации на сумму 333 миллионов долларов США, разделив страну (используя зловещий европейский колониальный  термин) на Зоны Влияния. Цыси обвинила боксеров в возникновении этого нового бедствия, попыталась сбалансировать отношения с иностранцами, и совершила еще один крен в своей политике, решив, что иностранцы были достойны подражания, особенно японцы и император Мэйдзи. Она пригласила дипломатов посетить Запретный Город, художников – изобразить его на картинах и сделать многочисленные фотографии, которые сейчас можно встретить в книгах по истории Китая.

 Это новое изменение в политике, теперь уже в пользу Запада, имело очень важное последствие для внутренних изменений.  Уже как 1300 лет кандидаты на административные должности должны были держать императорский экзамен (я упоминал об это ранее), что являлось одним  из факторов единства и сплоченности среди мандаринов и остальной частью страны. Цыси отменила эту систему и остановила действие тысячелетней традиции.

Незадолго до своей смерти она предпринимает  две меры предосторожности. Бывший император Гуансюй, заточенный в своем дворце, умирает от отравления мышьяком в 1908 году.  14 ноября 1908 года Пу И, двухлетний ребенок из императорской семьи, назначается новым императором, он и окажется последним императором. Наконец, 15 ноября 1908 года умирает Цыси,  и в рот усопшей кладут черную ритуальную жемчужину.

Жизнь Цыси  с самого начала и до последних лет жизни прошла в стремлении к власти, удовлетворении своих амбиций, достижении богатства и почестей. Она не вела распутную жизнь, что позволило ей сохранить в неприкосновенности свою власть -единственное, что действительно ее интересовало. Она была умной, хитрой женщиной, умела  манипулировать людьми, используя в своих целях нужных ей и уничтожая ненужных. В молодости она была очень красивой, а в зрелом возрасте ей нравилось позировать, одетой в шикарные платья в окружении чрезвычайной роскоши. Он была тщеславной и гордой, но не чувственной.

Свою политику она проводила так, как будто постоянно заглядывала в книгу «Искусство войны», используя стратегию, обман, позиционирование, имидж и запугивание, прямую конфронтацию, как на войне. Не щадила поверженных врагов, как например, наиболее важного министра из Совета, назначенного ее покойным мужем. По  традиции лучше  быть убитым, чем мучиться, пока тебя будут медленно расчленять на части, и Цыси приговорила его к казни через обезглавливание. Ее положение женщины, и невозможность открыто исполнять роль императора вынудили ее отточить тактику и быть всегда начеку; ее жизнь является  свидетельством того, как необходимость обостряет ум. У нее не было ясной политики в отношении страны возможно потому, что она  всю свою жизнь посвятила борьбе за власть, а возможно и потому, что по своей природе была консерватором и оппортунистом, но ей не хватало знаний, и она не могла дать оценки западной культуре и западному прогрессу.

Тот факт, что Китай сохранился как страна, страдая от постоянных иностранных вторжений, в годы правления слабых императоров, контролируемых женщиной,  не знающей Запада, не представляющей действительного политического положения страны по отношению к соседним странам, европейским странам и США,   можно объяснить чудом. Заслуги же Цыси в этом нет, но заслуга некоторых министров действительно имеется. Это и будет темой следующей статьи.


Comments

Китай 03: императрица Цыси

  1. Что только не делалось, что только не делается, что только не будет делаться в стремлении к власти… Увы… Проходят века, но политика остаётся делом “нечистым”. Статья очень интересная, личность Цыси удивительная тем, что пробыть у власти, да ещё женщине, да ещё не один десяток лет в стране, в которой руководить женщине в принципе нельзя, это надо суметь, а для этого надо иметь неординарный ум…

Hacer un comentario: