Китай 01: дело Маккартни

(данная статья является первой из цикла статей о Китае)

Переводчик: Л.Ш.Смурова / Traductora: L. Sh. Smurova

Наши знания о Китае довольно элементарны: Китай – большая страна; население Китая многочисленное; в китайской письменности используются иероглифы; Китай экспортирует как сомнительные, так и превосходные по качеству товары; страна становится мировой державой. Как них это получается – мы не знаем. Почему Китай, проживший при коммунистическом режиме в течение многих лет, превращается в мировую державу? Мы не знаем также и того, почему Россия,  жившая также при коммунистическом режиме, стала бедной страной, экономика которой зависит главным образом почти исключительно от экспорта газа… И я в этих вопросах невежественен; в моем случае это настолько очевидно, что мои дочери, два дня рождения подряд дарят мне книги о Китае. Я понял намек: надо изучать историю Китая. Я протёр от пыли купленную книгу Генри Киссинджера (Про Китай – On China). В ней американский дипломат высказывает свои мысли по поводу того, что представляет собой Китай сегодня, как страна продвигается вперёд, и каких высот может достичь. Исторический эпизод, описанный в данной статье, является прекрасным предлогом для изучения Китая, так как этот эпизод иллюстративен для осознания своего невежества  относительно Китая жителями запада.

Дело Маккартни относится к 1793 году. Великобритания хотела открыть свои рынки в Азии, и направила своего дипломата лорда Джорджа Маккартни в Китай с целью получения разрешения от властей по урегулированию вопросов с открытием торговых представительств для ведения бизнеса с Китаем. Миссия потерпела крах, результатом был только приобретённый опыт, приведший к пониманию того, что британцам, если они хотят реализовать себя в качестве предпринимателей в этой части Азии, необходимо усвоить принципы китайского менталитета.  После того, как дипломатические попытки не увенчались успехом, Великобритания попыталась форсировать ситуацию, то есть вынудить Китай согласиться на британское присутствие на своей территории и предоставление привилегий для ведения бизнеса. Данная попытка увенчалась успехом, поскольку во второй раз, когда Великобритания попыталась установить торговые отношения с Китаем, она представила Китаю  два своих излюбленных аргумента – наркотики и военные действия: так и возникли Опиумные Войны. Эта статья посвящена миссии Маккартни, в своих последующих статьях я напишу об Опиумных Войнах,  тема эта и в настоящее время не потеряла своей актуальности.

Англичане совсем недавно усвоили горький урок, связанный с трудностью поддерживать единение с отдаленными частями своей страны: Соединенные Штаты Америки стали в 1783 году независимой страной. Идеи Адама Смита,  в значительной степени отражающие характер англичан и страны, были реализованы в акценте на более коммерческом развитии, а не на политике захвата. Имея очень прагматичный ум, они бы предпочли политику захвата, но были готовы и к неудобствам других, менее агрессивных методов поведения. Англия владела в то время самым мощным военным флотом в мире, не говоря уже о торговом.  И тот и другой флот использовался для одних целей, в  том сочетании, которого требовали обстоятельства. Эта нация, номинально христианская, а на практике – поклоняющаяся деньгам,  шла на шаг впереди своего времени: территориальные завоевания переставали быть единственной альтернативой роста государства, первенство отходило к экономическому прогрессу. В то время экономика базировалась главным образом на обмене сырьём, в небольших объёмах -керамикой, фарфором, а в основном – чаем.

Китай  уже как 3000 лет был Китаем. Он существовал как страна ещё во времена Христа, и на протяжении веков развивал свою собственную особую  культуру, относительно изолированную от остального мира. В конечном итоге страна сконцентрировалась на себе вместо того, чтобы исследовать другой мир, изучать его,  делать открытия и усиливать свою мощь. Направленный на себя, центристский менталитет, о котором упоминается в моей статье “Причины европейского господства”, был главной причиной того, что в 1400 году Китай, имея лучшие корабли и более глубокие знания в морских науках, чем европейцы, отбросил идею исследования других мест, как бесполезную и самоизолировался.

Китай огромен: его территория превышает 9 млн. км2. Китай имеет естественные границы: на юге и востоке омывается морем, на севере и западе  его ограничивают пустыни и могучие Гималаи. На юго-востоке страны находится регион с полноводными реками, в котором в течение тысячелетий развивалось сельское хозяйство. На право владеть этим регионом с плодородными землями постоянно посягали северные племена, но китайцы в конце концов ассимилировали завоевателей, которые в итоге становились не менее китайцами, чем местные жители. Размеры страны, превосходно используемый сельскохозяйственный потенциал, и многочисленный народ, проживающий там на протяжении веков, создали мир, заставивший всех поверить, и не без основания, в то, что этот народ не нуждается в остальном мире; по сути, на протяжении многих лет китайцы были первыми в мировой экономике, они производили всё необходимое для жизни в рамках своих границ. В 1793 году император cчитался Господином, посланным Небесами. Это один из его многочисленных титулов и вероятно, один из самых незначительных, дошедший до нас, потеряв при переводе с нескольких языков своё первоначальное значение на китайском.  Император правил лучшим народом в лучшей из стран, в месте, уготованном для него Небесами для представления его интересов; интересы воплощались в жизнь. Однажды Абель Кесада в своей книге ” Лучший из миров” уже описал эту идею. Остальные народы были варварами с презренной культурой, с неподобающей манерой поведения, они не были в состоянии что-либо предложить Китаю, будучи представленными императору. Когда кто-то прибывал из-за пределов страны, для него было большой удачей быть представленным императору, гость должен был пройти обряд коутоу, состоящий из последовательного коленопреклонения,  в заключение которого нужно было троекратно коснуться пола лбом. Всё, что иностранец привозил из-за рубежа императору, рассматривалось в качестве преподношения дани, а если он получал что-либо от императора, то это должно было рассматриваться даром небес.

На первый взгляд, британская и китайская культуры были совершенно разными мирами: одна происходила от иудейско-христианского наследия, на неё оказали влияние греки и римляне;  другая же унаследовала учения Конфуция – философа, жившего с 551 по 479 до н.э. В основе было много общего, так как многие учения Конфуция были сходны с учениями Христа, особенно Золотое Правило Конфуция: поступай с другими так, как ты бы хотел, чтобы поступили с тобой. Это правило эквивалентно заповеди, проповедуемой Христом, когда его спросили о самой важной из заповедей: ” главная – любовь к Богу; вторая подобна Золотому Правилу – возлюби ближнего, как самого себя”. То есть, теоретически оба народа должны были вести себя уважительно по отношению друг к другу,  следуя данным правилам, но на практике каждый народ извратил эти заповеди и забыл об источнике своего менталитета.

Таким образом, столкнулись два способа мышления: прагматический у Англии, которая жила на протяжении веков среди себе подобных, воюя, объединяясь с некоторыми союзниками, побеждая, проигрывая и понимая, что ничего нельзя получить даром, можно только заработать. Китай на протяжении столетий оставался Китаем: мощнейший, уникальный, ни в чём не нуждающийся. Что эти варвары могли ему предложить? Что они могли предложить императору такого, что бы могло его побудить изменить правила, священные для китайцев на протяжении веков? Китай превосходил остальные народы, он доказал это своей трёхтысячелетней историей; Китай пережил все и был Китаем, когда Харальд Хардрада погиб в битве при Гастингсе; он был Китаем и тогда, когда римляне решили покорить Англию; иностранные варвары должны были подчиняться императору и ожидать его снисхождения для того, чтобы предложить ему что-либо, но они не могли ничего требовать.

Дело застопорилось. Англичане по прибытии попросили аудиенции у императора, а окружение императора и его адъютанты  в течение недель и месяцев любезно обсуждали, каким образом посланники должны были предстать перед монархом, упорно настаивая на обряде коутоу. Всегда обязательные, они избегали споров или прямой конфронтации, раздражая англичан своими бесстрастными лицами, непроницаемыми для людей с запада, незнакомых с их культурой, которые не знали, как интерпретировать жесты или тон голоса, и вообще не понимающих суть происходящего. Адъютанты были частью многотысячной армии бюрократов, окружавших императора, соблюдающего дистанцию между монархом и народом. Эта дистанция была символом огромной разницы между китайцем и императором, подобной разнице, существующей между землей и небом. В китайском фильме “Герой” главный персонаж получает право приближаться на поклон к императору, сокращая постепенно расстояние: сначала на 100 шагов, затем на 50, затем  на 20 и т.д. Режиссёр красочно и виртуозно отразил идею отдалённости  подданного от монарха. Это реальное расстояние, отделяющее подданных  от императора, символизировало иерархию, имевшую место в отношении всех, а не только китайцев.

Для англичан это было непостижимо . Короли были королями, а не божьими посланниками или типа этого; единственной европейской страной, находившейся под влиянием теократии, была Россия. Другой крайностью была Англия с конституционной монархией, принявшая в 1214 году Великую Хартию Вольностей. Можно идти на компромисс в чем-то, например, одеваясь, как китайцы; но, к сожалению, оказалось, что в китайской одежде было более уместно поклониться императору, чем в европейском платье. В конечном итоге на компромисс согласились обе стороны, подписав протокол о том, что одежда не будет ни европейской, ни китайской: Маккартни предстал перед императором, заявив через переводчика о предложениях своей страны, выслушал ответ императора и вернулся в Англию с большим количеством подарков, многочисленными почестями и пустыми руками – ни одного торгового соглашения. В Англию он вернулся и с письмом, в котором говорилось:

“… ты, о Король, живущий в окружении многих морей, движимый скромным желанием воспользоваться преимуществами нашей цивилизации, направил миссию, прибывшую с почтительными сувенирами от тебя … эти странные и дорогостоящие объекты меня не интересуют. Если бы я приказал, то подарки были бы приняты, о король,  только твой дух сподвиг тебя на то, что прислать мне их издалека … как твой посол смог сам в этом убедиться, у нас есть все необходимое “.

 Униженные англичане усвоили урок. Гордые китайцы продолжили свой путь. Несколько лет спустя, британские военные корабли, оснащённые по последнему слову техники и готовые принять участие в многочисленных сражениях, легко одержали победу над китайским военно-морским флотом, бросив якорь в нескольких южных китайских городах и, поднявшись вверх по течению реки,  угрожали дальнейшим внедрением военных сил на территорию страны. В результате разразились опиумные войны, о которых я поведу речь в следующей статье.