Покупка Луизианы

Переводчик: Л.Ш.Смурова / Traductora: L. Sh. Smurova

В 1803 году американцы купили у Наполеона Луизиану, совершив тем самым лучшую сделку в истории. Они заплатили за регион площадью больше Мексики 15.000.000 долларов США (сегодня их можно приравнять к 220 миллионам ). На территории этого региона находится одна из крупнейших рек мира – Миссисипи, она питает водой равнины площадью более 3 миллионов км2.  Если бы кто-то когда-нибудь и захотел получить в собственность просторы с огромным потенциалом для сельского хозяйства и животноводства, то лучше этого места в мире  нельзя было бы найти. Земли сравнимы по качеству с чернозёмом Украины, но примерно в 5 раз лучше. Когда прошёл шок от вытянутого выигрышного билета в гигантской мировой лотерее, американцы прочувствовали своё везение и стали считать себя избранным народом, к которому Бог проявил особую благосклонность. Они решили, что их предназначение иное, чем у остальных народов. Это приобретение легло в основу доктрины “Предначертание Судьбы”.

 Материковая часть территории США  по форме похожа на прямоугольник,  по ширине больше, чем по высоте, с отростком в правом нижнем углу – штатом Флорида. Два горных хребта пересекают его с севера на юг: Скалистые горы – слева, Аппалачи – справа. Между ними находится огромная, практически равнинная территория, расположенная в бассейне реки Миссисипи, берущей своё начало у канадской границы и впадающей в Мексиканский залив неподалёку от Нового Орлеана. Это и была Луизиана, справа ограниченная рекой Миссисипи, а слева – Скалистыми горами. Возможно вы проезжали по таким местам в Мексике, где обработанные земли тянутся на километры, например: севернее от Валье-де-Агуаскальентес, или в штате Синалоа; и вам знакомо чувство удовлетворения от обзора больших участков обработанной и плодородной земли. Для того, чтобы добиться  таких результатов, в нашем штате используют воду, накапливаемую в водохранилище Кайес (которое никогда не считалось крупнейшим в мире), но, в основном, воду для полей берут из водозаборных скважин. В Синалоа используют дождевую воду. Дожди выпадают в горах Сьерра-Мадре, вода накапливается в установленных водосборниках, вернувшими этому региону зелёный цвет. Вы можете зайти на Google Earth и с воздуха увидете, что любой регион по течению реки Миссисипи также зелёный. Зелень в Агуаскальентес простирается на 40 км, в Синалоа – приблизительно на 400 км, а вдоль реки Миссисипи – на 3700 км. Необходимо учитывать не только длину реки, но и объём воды в реке: в среднем за сутки река поставляет в море 4502 кубометра воды в секунду, максимальный объём равен 86719 кубометрам воды в секунду. Для сравнения приведу цифры: наше водохранилище Кайес имеет объём в 340 млн. м3 и никогда не заполняется до краёв. Если бы мы использовали воду, которую Миссисипи уносит в море, то для заполнения водохранилища потребуется 21 час (в плохой день) и  1 час 10 минут в хороший. Нет ничего удивительного в том, что, владея такими водными ресурсами, США после покупки Луизианы посчитали себя богоизбранной страной. Ещё один фактор, неприемлемый для Мексики: уклон Миссисипи близок к нулю и составляет всего 450 метров на протяжённости всех  3700 километров. Это означает, что вода движется  медленно по почти ровной местности, и поэтому река пригодна для судоходства.

В 1776 году 13 колоний объединились и объявили о своей независимости, как отдельно взятой страны, простирающейся вдоль Атлантического океана и охватывающей всё восточное побережье Соединенных Штатов, за исключением Флориды. Английские, голландские и немецкие поселенцы, прибывавшие сюда с XVII века, расселились в регионе, ограниченном с одной стороны Аппалачами, с другой – Атлантическим океаном, но с самых ранних колониальных времён были исследователи, которые шли в западном направлении через Аппалачи и таким образом добрались до реки Миссисипи. После обретения независимости от Англии заселение как юга (до Флориды), так и полоски земли между Миссисипи и Аппалачами превратилось в цель. Река представляла собой естественную границу, разделяющую США и “другие страны”. Она отделяла территорию, расположенную западнее Миссисипи, а так как местность не была изучена, то и невозможно было заявлять в категоричной форме о её принадлежности. Например испанцы, которые могли бы приложить усилия и заселить этот регион, решили, что получат больше выгоды от разработки серебряных рудников в Новой Испании и, таким образом случилось так, что территории, расположенные к северу, где возможно было только заниматься обработкой земли, остались ими неисследованными и неиспользованными. Испанцы находились во Флориде и Нью-Орлеане, но не изучали территории вверх по течению реки. Французы же, напротив, укрепились на севере Америки, там, где в настоящее время находится Канада и основали несколько городов около Великих озёр (Монреаль, Квебек, Оттава). Затем они добрались до западной части Озера Верхнее, являющегося источником Миссисипи и начали исследовать регион вниз по течению реки. Объявив о его принадлежности к Новой Франции, они достигли Нового Орлеана, в котором до сих пор сохранилось значительное французское культурное наследие.

Американцам действительно очень повезло. После окончания одной из многочисленных войн в Европе, в 1763 году наступило время нового распределения добычи и выплаты компенсаций. Франции пришлось уступить Англии все земли к востоку от Миссисипи, а Испании отдать западное побережье Миссисипи. Что касается восточного побережья, англичане, после обретения независимости в 1783 году, образовали Соединенные Штаты; западное же побережье  Франция отдала Испании, а Испания уже тогда находилась в упадке и не в состоянии была управлять этой территорией. Таким образом, эта территория приобрела статус будущего подарка Соединённым Штатам, и они, естественно, воспользовались этой возможностью, ведь  ни одна европейская держава не смогла взять на себя ответственность за территорию. США увеличивались в размерах, продвигали колонии и добрались до Миссисипи. В течение примерно 40 лет французская Луизиана была испанской, но только по названию и по праву (если предположить, что европейцы имеют право делить мир), но не фактически. Итак мы приблизились к 1800 году, когда Наполеон, будучи в то время первым консулом, обязал испанцев вернуть Луизиану Франции, начав таким образом претворять в жизнь свой план создания Всемирной Французской Империи.

В то время президент США, Томас Джефферсон, автор Декларации Независимости, один из самых выдающихся президентов США, был послом во Франции. Он относился к этой стране с симпатией и, находясь в дружеских отношениях со многими французами, был хорошо информирован о том, что происходило в Европе. Он отнёсся с опаской к факту наличия договора, по которому Испания уступала Французскую Луизиану Франции. Было спокойно, когда эта обширная территория находилась в руках одного владельца, который не был в состоянии заботиться о ней – можно выжидать подходящий момент для её колонизизации или завоевания власти. Однако, если территория попадала под влияние Франция, имеющей интересы в Канаде, ситуация становилась совершенно иной. Джефферсон вместе со своими сотрудниками стали размышлять, что тут можно предпринять.

Географическое положение благоприятствовало снова американцам. Наполеон не мог перебросить людей и войска к Миссисипи, потому что расстояние было слишком огромным, и Соединенные Штаты прореагировали бы на это незамедлительно, но имелась возможность использовать в качестве военной базы один из островов Карибского бассейна, который был французским и недавно обрёл независимость в результате восстания рабов. Речь идёт о Гаити. Для Наполеона не составило труда отправить на остров 20-тысячное войско, для возвращения своей власти на острове и превращения его в военную базу для проведения операций в Америке. В военном отношении туземцы не могли противостоять французским солдатам. Сначала всё шло по плану Наполеона, пока жёлтая лихорадка не покончила с французской армией. Франция на тот момент уже была вовлечена в новую войну с Англией и отвлекать силы в Америку было просто невозможно. Наполеон забыл о своей мечте мирового господства и стал думать, что делать с Луизианой, всё ещё остававшейся очень ценным владением, но находившейся далеко и без должного присмотра.

К 1800 году Миссисипи уже играла очень важную роль в коммерческой жизни Соединённых Штатов: жители городов, расположенных на северном побережье, использовали реку для перевозки грузов в Новый Орлеан, где происходило распределение грузов. Этот город находился в руках испанцев. Существовал договор, по которому купцы, проживающие вверху по течению реки, имели право пользоваться складами порта. Но в 1801 году испанский губернатор запретил хранение американских товаров, и именно этот инцидент вызвал кризис Луизианы.

Проведя геополитический анализ и точно оценив все возможности, Джефферсон нашёл простой и блестящий выход из ситуации: для решения проблемы транзита товаров, он предложил купить порт или взять его в аренду (или же место неподалёку от устья реки). Сделку было необходимо совершить во Франции. Джефферсон послал своих агентов для переговоров с Наполеоном, который ранее обдумывал этот вопрос и пришёл к следующим выводам: 1). Франции не могла ни освоить территорию Луизианы, ни защитить её, 2). следовательно, эта собственность бесполезна, 3). необходимо от неё избавиться с максимальной выгодой, 4). лучший вариант – продать её  Соединённым Штатам, дружественной державе, а не Англии, с которой Франция находилась в состоянии войны. Поэтому, когда посланники Джефферсона предложили купить Новый Орлеан, то им было выдвинуто французами встречное предложение о приобретении территории всей Луизианы за 18 миллионов долларов. Представители попали в затруднительное положение, так как не имели полномочий для принятия решения. Но рассудив, что дважды такое предложение не делают, и что, если они его не примут, то найдётся другой желающий, поторговались и подписали купчую за 15 миллионов.

Когда они вернулись в Америку с этой новостью, президент столкнулся с фактом превышения своих полномочий, но предпочёл воспользоваться предоставившейся возможностью и готовился к бою со своими оппонентами из партии Федералистов. С любой точки зрения эта сделка для США была экстраординарной, но противники Джефферсона обвинили его в нарушении Конституции, поскольку не было закона, разрешающего президенту покупать территорию другой страны; навесили на него ярлык лицемера, так как он всегда был сторонником строгого соблюдения Конституции. Узаконивание сделки могло застрять на рассмотрении в последней инстанции – Конгрессе, который в конечном счете, и закрепил факт покупки с перевесом всего в 2 голоса.

С этим приобретением, США удвоили свою территорию, причём сделав это мирным путем. Страна приобрела огромное количество земли, с невообразимым для сельского хозяйства, животноводства, промышленности и торговли потенциалом. Психологически это означало убрать препятствие, не позволяющее двигаться в западном направлении, и убедить американцев, что они больше не принадлежат к европейским поселенцам, а превратились в континентальную державу. Хотя есть много и иных факторов, всё же, мне кажется, что покупка Луизианы является самой главной причиной возвеличивания Америки. Наполеон, гений, предвидящий отдалённое будущее, прокомментировал эту сделку следующим образом: “в результате этой продажи я создал нацию, которая рано или поздно, но унизит Великобританию.” До сих пор непонятно, почему США и Англия выступают в качестве союзников, но в любом случае, простое сравнение мощи обеих стран является унижением для меньшей из двух.

Юристы проанализировали эту покупку с нескольких точек зрения и пришли к выводу, что сделка не была законной. С одной стороны, Наполеон вынудил Испанию уступить территорию, а это и является источником разногласий, так как если принять, что переуступка прав была незаконной, то Наполеон не мог продать то, что принадлежало Испании. С другой стороны, если предположить, что Луизиана была французской, в 1803 году Наполеон был всего лишь первым Консулом и не имел полномочий продавать какую-либо часть Франции. В свою очередь, Джефферсон, по Конституции, не имел полномочий покупать её. Но в конце концов, хотя многие и могли быть недовольны этой сделкой, не оказалось ни одной страны, которые смогла бы повысить голос и продемонстрировать лучшее право и поддержать его с оружием в руках. А теперь сформулирую следующее юридическое сомнение: “Имели ли европейцы право присваивать себе Новый Свет?”