Китай 02: опиумные войны

Переводчик: Л.Ш.Смурова / Traductora: L. Sh. Smurova

 1-Предшествующие события

Размер Китая (9 млн. км2), его многочисленное население, разнообразие климатических и природных ресурсов сделали эту страну сильной и хорошо зарекомендовавшей себя ещё до начала формирования европейских наций; Китайская Империя существовала до эпохи расцвета Римской империи, а в 1839 году, когда разразилась первая опиумная война, китайская история насчитывала по меньшей мере 3000 лет. Это может быть связано с размером страны и наличием природных ресурсов: Австралия имеет похожие размеры, но никогда бы эта страна не смогла бы прокормить население в 1000 миллионов человек, так как территория Австралии не так щедра на ресурсы, как  Китай.
На протяжении тысячелетий Китай становился  огромным, величественным и высокомерным. Возможно по причине отсутствия соседей, которые могли бы с ним конкурировать, и по причине своей самодостаточности: страна производила все продукты питания, товары и знания, необходимые населению, ей нужно было от иностранцев исключительно повиновение. Китайский император имел Небесный Мандат, то есть положение, которое для мексиканцев становится абсолютно понятным, когда мы размышляем о гражданине, находящимся на высоком правительственном посту: у него мгновенно от успеха начинает кружиться голова, и его  уже нельзя увидеть, прогуливающимся по улицам, ведь он начинает парить  над землей.
Китайцы были не такими уж и плохими, по крайней мере,  до 1839 года; иными словами, они имели все основания гордиться своей более чем трёхтысячелетней историей. При отсутствии внешних факторов они потеряли бдительность, и у них не возникало необходимости узнавать об изобретениях в других странах, а относительно своего местоположения в ряду этих стран – естественно, считалось, что Китай существенно выше любой из них. В этом смысле первые тысячелетия своей истории (за исключением периодических беспорядков, которыми завершалось правление династии) были повторением анекдота, приписываемого Лопесу Портильо, получившему на вопрос «Который час?»  ответ от подобострастного секретаря  (для него годится не очень звучное слово – лизоблюд) – «Как Вам будет угодно, господин Президент».
2-Торговля с Англией и Европой.                                                                                                      
Китаю ничего не надо было от других стран, но он мог позволять иностранцам щедро пользоваться китайской продукцией, например, шелк был источником торговли с Европой на протяжении многих лет. В восемнадцатом веке экспортируется также фарфор и чай, к которому быстро пристрастились жители Великобритании. Поскольку Китай не был заинтересован в европейских поставках, то требовал оплаты за свои товары серебром, но такой рынок не был достаточным для европейцев,  особенно для  Англии, вынужденной покупать серебро, ввозимое в Европу из Америки (для оплаты стоимости сделки), чтобы привезти его в Китай. Торговцы выигрывали,  так как продавали втридорога китайские товары в Европе, но страны, торгующие с Китаем, такие как Англия, не получали прибыли.
 Англия искала возможности для решения  проблемы, например, взимая налог на экспорт чая, экспортируемый британский Ост-Индской компанией в Северную Америку. Эта компания пользовалась монополией на все товары, вывозимые из Индии и Китая. Американцы выразили протест, организовав в 1773 году в Бостоне «чаепитие» (Boston Tea Party), выбросив море в акватории порта груз чая, находившийся на борту британских кораблей, что и явилось одной из прямых предпосылок войны за независимость в США.
Китай потерял интерес к морским перевозкам с 1400 года, таким образом, англичане стали полновластными хозяевами   морей и могли делать всё, что им заблагорассудится, но вопрос стоял о торговле с Китаем. Концепция торговли была хорошо известна англичанам, и в ней они преуспевали, но для китайцев разговор о торговле не представлял никакого интереса. Китай гордился своим совершенным одиночеством на протяжении тысячелетий, уверенный в том,  что ему никто не нужен, он воздвигал всевозможные препятствия для иностранных торговцев; кроме того, возникшее противостояние  было не  только вооруженной борьбой, а и встречей цивилизаций.
Китайцы хотели сконцентрировать весь поток иностранных товаров через порт Кантон, расположенный в устье реки Чжуцзян на юго-востоке страны. Река имеет очень большое русло (2400 км), и бассейн её составляет более 400.000 км2, так что выброс воды реки в море составляет 9.500м3 в секунду, и у меня не хватает смелости рассчитать число плотин Кальес, через которые за сутки  проходит такой объём воды. Китай ввел 20%-ную ставку на все товары, ввозимые европейцами  через  Кантон, а также предпринял ряд мер, направленных на то, чтобы выглядеть сильным и контролирующим ситуацию и просто выбрасывал товары в реку, потому что в то время и в той стране контроль,  который мог осуществлять суд императора в Пекине (на расстоянии более 2000 км от Кантона) был практически равен нулю. Китайские власти не могли видеть того, что происходит на границе, в отличие от современных властей, которые просто не хотят этого видеть.
Англичане знали о преимуществах свободной торговли, китайцев же она не интересовала.  Половина предпосылок  опиумных войн базировалась на этом.
3-Опиум
Это вещество было известно с древних времен, его получали из мака (Papaver somniferum), из которого добывается и морфин, а с недавнего времени  и героин. Свойства морфина  известны давно, его использовали в медицинских и лечебных целях еще в древнем Египте. Даже Гомер говорил, что это вещество – нечто, заставляющее забыть о любой проблеме, классифицируя его в одном ряду с продуктами и напитками “рекреационного” свойства – данный эвфемизм придуман недавно, и его используют, когда хотят сказать о ком-то, кто «от души расслабился», цитируя президента Кальдерона, коснувшегося данной темы перед американскими законодателями. Под медицинским наблюдением морфин может быть использован как мощное болеутоляющее средство, а при бесконтрольном потреблении он подавляет личность и вызывает привыкание, как и любой другой наркотик.
Торговля опиумом закрыла нишу дефицита торговли между Англией и Китаем. К 1750 году Англия решила, что Индия является частью Британской империи, и некоторые из ее цивилизованных актов заключались в использовании благоприятных климатических условий для производства опиума в промышленных масштабах, чтобы впоследствии продавать его всем желающим. Естественно, они нашли рынок сбыта среди китайских потребителей, и импорт опиума в Китай вырос: 15 тонн – в 1730 году, 75 – в 1775 году, 900 – в 1820 и 1400 – в 1839 году. Эти объемы опия и рост цен, сформировавшийся спросом на китайском рынке,  с лихвой компенсировали затраты Англии на серебро, которым они расплачивались за шелк, фарфор и чай. Англия была счастлива, примерно как  счастливы сегодня США, являющиеся страной номер один в мире – экспортером вооружения.
Но Китай был недоволен, потому что в результате такого импорта у страны возникли  проблемы. С экономической стороны,  серебро продолжало поступать в страну, но каждый год тысячи китайцев пополняли ряды наркоманов. При дворе императора обсуждались меры по решению данной проблемы, и тогда, как и сейчас, было две позиции:
1.       Представители жесткой позиции, уважающие учения Конфуция, в своём перфекционизме считали, что опиум наносит вред людям и его необходимо запретить.
2. Сторонники легализации, прагматично считающие, что проблема трудноконтролируема, предлагали следить за сбытчиками опиума контрабандой.
Интересно заметить, что Конфуций, очень низко оценивающий купцов, схож с Христом, который, как упоминается в Евангелиях, рассердился лишь единожды, побежав с кнутом в руке за торговцами, чтобы выгнать их из храма.
 Пока Император не принял  решения, китайцы как могут, противостоят торговле опиумом, а англичане прибегают к подкупу должностных лиц и контрабанде с  помощью местных жителей, потому что иностранцам не разрешалось выезжать за пределы Кантона. Наконец, официальным решением в 1839 году в Гуанчжоу был направлен строгий последователь Конфуция, чиновник Линь Цзэсюй, взявший на себя ответственность ликвидировать опиум полностью, заблокировав торговцев в городе и, приказав им отдать весь имеющийся у них наркотик. Чарльз Эллиот убедил европейцев подчиниться, пообещав возмещение королевской властью всех понесенных  ими убытков, вызванных этим решением китайских властей. Линь Цзэсюй уничтожил изъятый наркотик, решив  на текущий момент проблему.
 Премьер-министр Палмерстон, узнав  об обещании, данном Чарльзом Эллиотом о выплате Короной компенсации «за разбитые тарелки», принял во внимание следующее:
1.       Королевская власть находилась в безвыходной ситуации, поскольку она не несла ответственности за то, какие меры принимали иностранные державы, запрещая или разрешая импорт английских товаров.
2.       Чарльз  Эллиот «выгравировал своё имя на серебряном блюде», создав отличный повод для войны.
Естественно, будучи хорошим политиком, он выбрал два варианта: купцам не  было ничего выплачено, а вместо компенсации потерь была объявлена война. Просчитав риск и зная китайцев в течение многих лет, Англия понимала, что они технологически отстали по сравнению с европейскими странами: они владели худшими кораблями и худшим оружием, на тот момент было важно только это. С учетом данных предпосылок, Палмерстон мог бы «кинуть перчатку» и  потребовать сатисфакции у китайцев за оскорбление, нанесённое Англии захватом английского опиума, но сатисфакции Англия никогда не получила бы из-за непримиримости Китая; таким образом, Англия  почувствовала себя обязанной объявить войну.
До начала военных действий, Линь Цзэсюй отправил королеве Виктории знаменитое письмо, в котором  привел доказательства  необходимости предпринятых мер. Письмо было написано в тоне превосходства и снисходительности, используемым китайцами при обращении к любому иностранцу, но, по сути, в письме излагались два очень простых принципа:
1. Опиум вызывает зависимость и наносит вред здоровью; люди, его принимающие, становятся для общества не только бесполезными, но и ненужными, и поэтому опиум должен быть запрещен.
2. Если иностранец уезжал для ведения бизнеса в Англии, он должен был подчиняться английским законам; если же англичанин приезжал в Китай для ведения бизнеса в Китае, он должен соблюдать китайские законы, которые среди прочего запрещают торговлю опиумом.
Англичане утверждают, что это письмо не дошло до королевы Виктории, сейчас трудно выяснить, правда это или ложь. Суть заключается в том, что меркантильные интересы Англии, поддерживаемые военным превосходством страны, поставили её в условия необходимости ведения войны; и, просчитав риски, они навязывают чужой стране торговлю наркотиками, подобно тому, как США в настоящее время делает то же самое с оружием в руках … в практически любой точке мира.
  4-Первая опиумная война
Серия инцидентов в Кантоне дала повод Англии для начала военных действий. В апреле 1859 года английские и американские моряки в пьяном разгуле разрушают  храм и убивают китайца. Преступление произошло на китайской земле, и так было всегда: каждая страна судит преступников, совершивших преступления на её территории. Однако, англичане заявили о невозможности осуждения этих моряков, аргументируя свою точку зрения тем, что китайцы не имеют аналогичной англичанам правовой системы. Это был первый инцидент, когда европейская держава потребовала от азиатского народа (позже это повторилось и с японцами) экстерриториальности, иными словами – европейцы не могли быть осуждены местными властями.
Чарльз Элиот заявил, что хотя преступление и было совершено на китайской земле, именно в его полномочия входило назначение наказания своим соотечественникам и совершение правосудия. Цин (китайские чиновники на службе у династии Цин, в более широком смысле) раскрыли свои карты, заявив, что запретят торговлю с теми европейцами, которые не соблюдают местные законы. В конечном итоге, эта китайская директива, касающегося любого купца, не занимающегося торговлей опиумом, ослабила бы позиции Эллиота. Тогда Эллиот обращается к англичанам и запрещает им торговлю с Китаем.
 В октябре 1839 года для ведения бизнеса в Китай прибывает корабль Томаса Кауттса, принадлежавшего к квакерам. Квакеры не занимались торговлей опиумом, и их не беспокоили ограничения, введённые китайскими властями. Квакеры обращаются к местным властям Кантона и получают разрешение на проведение торговых операций. Корабль становится на прикол в док. Поскольку примеру этого корабля могли последовать и другие суда, и законная торговля могла бы продолжаться, Эллиот оказался стиснут обстоятельствами, вынудившими его принять решение блокировать порт Кантон, находящийся в дельте реки Чжуцзян (Жемчужная река), орудиями встречая европейские суда, желающих войти в Кантон для торговли иными товарами, нежели опиумом. Это событие положило начало опиумным войнам. Официальная версия данного события для потомков из уст сторонников либерализма заключается  в том, что европейские страны привнесли в Азию блага  свободной торговли (free trade). Но реакция Эллиота, состоящая из запрета на торговлю тем, кто не будет заниматься наркотиком, показывает глубинность проблемы: свободная торговля (free trade) – свободна лишь настолько, насколько возможно  для англичан вести самый выгодный из бизнесов –  ввозить опиум в Китай.
Эллиот рассчитывает на поддержку британского правительства, прежде всего на премьер-министра Генри Дж. Темпля и виконта Палмерстона. При обсуждении этого вопроса в палатах, будущий премьер-министр Вильям E. Гладстон отказал в протекции торговле подобного рода, но Палмерстон умел дергать за нужные ниточки и вытянул выгодную для себя. Вооруженная борьба закончилась катастрофой для Китая, поскольку он столкнулся с лучше вооруженными и лучше подготовленными силами, например – пароходами, уничтожившими китайские войска. Англичане без труда присвоили себе Кантон и другие порты, и заняли позиции в устье реки Янцзы (там сейчас находится Шанхай), угрожая оттуда отправиться вглубь страны и атаковать самое сердце Китая. Длина Янцзы равна 6400 км, она судоходна на протяжении нескольких тысяч километров – более чем достаточно, чтобы запугать китайцев. Только одна мысль о том, что европейцы, не имеющие даже разрешения быть в Китае, внезапно могли проникнуть вглубь страны и развязать войну, приводила их в ужас. Китай запросил мира, который был заключен в августе 1842 г. и утвержден подписанием Нанкинского Договора. Были достигнуты следующие соглашения:
1. Финансовая компенсация Англии.
2. Открытие еще четырех портов для британской торговли.
3.  Получение прав Англии на остров Гонконг.
4. Признание равенства Китая и Англии как стран.
5. Экстерриториальность для британских подданных в Китае.
6. Разрешение на импорт опиума.
Мне кажется, что стоит рассмотреть пункты соглашения поподробнее. В конце концов, все войны требуют компенсации и желательно в территориях. Четвертый пункт касался только отказа Китая от его мечты о том, что он является самой важной страной в мире. Второй пункт относился к насильственному ведению торговли, но это не было серьезным оскорблением. Однако, два последних пункта (экстерриториальность, импорт опиума) преподали урок Истории – теперь европейцы стали хозяевами мира, и эти пункты заслуживают анализа и названия неравноправного договора. Он был первым из многих аналогичных договоров, постоянно заключаемых между европейцами или США с одной стороны, и Китаем, Кореей и Японией с другой.
Времена сильно изменились с той поры, когда Александр Македонский начал завоевание Азии, покинув в 334 году до н.э. Афины. Он преуспел в своих походах, в течение всей своей жизни постоянно покоряя и завоевывая новые земли и одерживая победы над армиями вновь появившихся империй. По темпераменту и направленному исключительно на войну уму, характерному для греков и македонцев, он искал завоеваний как таковых, постоянно продвигаясь вперед (дойдя до Индии), и в этих войнах исчерпали все свои силы, как он, так и его войска. Расширив империю до огромных пределов, он уменьшает свое влияние в Афинах и, в конце концов, теряет его полностью: являясь официально провозглашенным королем Греции, он не правит страной, ею правит его мать. Дни его закончились за тысячи километров от родной земли в Вавилоне (нынешняя территория Ирака) в 323 г. до н.э.; генералы разделили остатки его империи между собой, и совсем через небольшой отрезок времени его влияние стало уже достоянием Истории. Англичане, напротив, не были заинтересованы в завоеваниях. Они знали географию лучше, чем Александр, и, осознавая масштабы Китая, понимали, что силы их быстро иссякнут в захватнической войне с такой огромной страной, как Китай и на таком расстоянии от дома; таким образом, они предпочитают вести торговлю с Китаем, отказавшись от его покорения.
5-Китай между двумя войнами
Династия Цин, правившая в Китае с 1644 года, постепенно приходила в упадок. Решающий прорыв на пути окончательного разложения,  был предпринят во время правления императора Цяньлуня, увлекшегося молодым  генералом Хэшенем .  В  1775 году произведя его в фавориты, император наделил его реальной властью. Император был слишком стар, и Хэшень наслаждался жизнью и укреплял свои позиции во власти. В результате коррупция распространилась на все правительство, наряду с абсолютной неэффективностью и халатным отношением к важным вопросам в области государственного управления, таким например, как поддержание в рабочем состоянии плотин, построенных на многих реках, давших жизнь китайской цивилизации. Русло Желтой реки, одной из самых важных рек Китая, текущей на север недалеко от столицы Пекин, переполнилось, что явилось причиной наводнений, повлекших за собой смерти и разрушения. Люди посчитали эти наводнения за знаки, полученные от богов, и, строго говоря, это было правдой, поскольку в любой стране с коррумпированным правительством последствия всегда одинаковы: проблемы населения, недовольство, бедность, катастрофы, вооруженные восстания, рост преступности и небезопасность; в давние времена к этому часто добавлялись болезни и голод. Иными словами, страну посетили четыре всадника Апокалипсиса: смерть, голод, эпидемии, война.
В ту эпоху (1800-1864) произошло много восстаний, одним из самых серьезных было восстание тайпинов, продолжавшееся с 1850 по 1864 годы. Оно возникло как очень интересное явление, предсказанное человеком, утверждающим, что он – младший брат Иисуса Христа по имени Хун Сюцюань. Этот мужчина родился в 1813 году в бедной крестьянской семье. Общаясь с европейскими христианскими миссионерами, он смешал христианское учение с китайскими традициями конфуцианства, и начал вещать народу о восстании против правительства и помещиков, предлагая своего рода коммунизм и распределение земель среди своих последователей. Голод и нищета являются благодатной почвой для всех мессий, и за Хуном  Сюцюанем в течение нескольких лет последовали миллионы людей. Он организовал системное распределение земли с учетом иерархии, образуя ячейки, состоящие из 5 семей, впоследствии группируя их по пять и т.д., внедряя дисциплину и проводя мобилизацию на военную службу, так как семьи должны были оказать содействие армии, формирующейся из молодежи.
Восстание не прекращалось из-за большого количества проблем по причине  несостоятельности, коррумпированности и бюрократизации  правительства, вынудивших людей пойти на отчаянные меры, таких как бунт. Бунты распространились по крупным регионам  восточного Китая, восставшие захватили Нанкин и сделали его своей столицей. Возмущение, полыхавшее в груди восставших, было вызвано накопившимся недовольством против династии Цин, по происхождению она была маньчжурской и  родственна  монголам;  восставшие стремились к свержению этой династии и восстановлению династии Хан, основавшей китайскую нацию.
Правительство не смогло своевременно прореагировать  из-за собственной внутренней деградации и потому, что  считали европейцев, обосновавшихся в некоторых прибрежных городах, своей главной проблемой. Восстание тайпинов разрасталось и стало представлять серьезную угрозу для правительства, и со своими националистической направленности целями, восставшие стали представлять также потенциальную опасность и для европейского бизнеса. Наконец, в 1864 году из европейцев и американцев была сформирована армия, командование которой взял на себя князь Гонг, и только после этого восстание было подавлено, а лидера восставших вынудили совершить самоубийство.
В контексте многих внутренних проблем экономическое «кровотечение», вызванное выплатой военной контрибуции и импортом опиума, коррупцией и  несостоятельностью китайского правительства, последнее поступило с иностранцами в меру своего умения:  бюрократизировало все требования. Документы иностранцам выдавались с немыслимой задержкой: на оформление бумаг, которые можно было сделать за один день, уходило шесть месяцев, и эта ситуация вымотала иностранцев, решивших, что пора преподать Китаю новый урок. До примерно 1858 года другие крупные державы (Франция, Россия, США) смотрели с жадностью и негодованием на бизнес, который вела Англия в Китае,  и желали участвовать в расчленении Китая, и его разделении на сферы влияния (данный  эвфемизм достоин возмущения).
 6-Вторая опиумная война.
Европейцы искали любой незначительный повод для войны. В октябре 1856 года китайцы взяли на абордаж  пиратский корабль под британским флагом рядом с портом Кантон. Европейцы и китайцы не смогли решить в жаркой дискуссии,  кто из них был прав, и разразилась война. Лондонский парламент выступил против военных действий. Палмерстон решил эту проблему  роспуском парламента и назначением новых выборов. Кандидаты, его поддерживавшие, одержали победу на выборах, и желаемая война началась. Англия любезно пригласила Францию, Россию и США присоединиться к  борьбе против Китая, объясняя, что Китай достиг невероятных военных успехов после поражения в 1842 году – и западные державы набросились на Китай.
 Естественно, проиграли китайцы. В июне 1858 года был подписан договор при  Тяньцзине, по которому следовало:
1. Западноевропейцы устанавливают стандартные (по западным меркам) дипломатические отношения с Китаем, то есть назначают в Пекин своих послов.
 2. Еще десять портов будут открыты для европейской торговли.
3. Иностранные суда могут свободно передвигаться по Янцзы.
4. Иностранцы могут ездить в Китай.
5. Китай будет выплачивать военную контрибуцию.
Россия получает уступки на  левом берегу реки Амур в Маньчжурии, и вновь приобретенные земли  предоставляют  доступ к Тихому океану немного южнее, чем у России был и закладывает в 1860 году город Владивосток (который  продолжает оставаться и сегодня самым южным российским тихоокеанским портом).
Все было прекрасно,  по крайней мере,  для западноевропейцев,  хотя могло быть и получше. В поддержку их интересов выступают сторонники националистского толка при дворе императора, которые убеждают его выступить на защиту города Тяньцзинь, где западноевропейцы намеревались поселиться и чувствовать себя как дома. Бюрократия также работает на западноевропейцев, потому что она решает продлевать  договоры, не подписывая их. В этих условиях, гостевые державы понимают, что получают  на серебряном блюдечке приглашение к новой войне, которым не преминули воспользоваться.  Они берут Тяньцзинь силой и, пользуясь тем, что Пекин находился совсем рядом, решают добраться и до столицы. Китайцы им противостоят, западноевропейцев раздражает их сопротивление и из мести они сначала грабят, а затем и  уничтожают один из самых важных исторических памятников Китая – Летний дворец, в котором императоры в течение многих лет хранили богатства, образцы китайского искусства  и работ китайских ремесленников. По пути они уничтожили около 10.000 книг, в которых были собраны драгоценные  китайские знания, потерянные отныне навсегда.
Своими действиями  западноевропейцы продемонстрировали,  что оказались на одном уровне с: римлянами, разрушившими Карфаген в 146 году н.э. во время третьей пунической войны;  монголами, уничтожившими в 1258 году Багдад; крестоносцами, разграбившими и разрушившими в 1204 году Константинополь; испанцами, сравнявшими с землей дворцы ацтеков  и построившими на их месте свои здания; союзниками, бомбившими Дрезден  и разрушившими его (без военных целей) в 1945 году; американцами, пожелавшими удовлетворить свое любопытство относительно  эффективности новых бомб, и разрушившими Хиросиму и Нагасаки в 1945 году. У истории много аналогий.
Китай призвал к миру,  любезно ему предоставленному 18 октября 1860 года подписанием Пекинского Договора:
1. Китай подписывает Тяньцзинский договор, который незамедлительно вступает в силу .
2. Тяньцзинь открывается для иностранной торговли.
3. Части полуострова Коулун (напротив уже переданного острова Гонконг) передаются  Англии.
4. У Китая остается свобода вероисповедания.
5. Англичане могут вывозить китайцев на работу по контракту в США.
6. Компенсация  Англии и Франции.
7. Легализация торговли опиумом.
8. Китай уступает России восточный берег реки Уссури.
Западноевропейцы навязали свои законы стране с историей, насчитывающей тысячелетия, стране, очень продвинутой в некоторых областях, но не заботившейся о развитии технологий.  Китай испытал животный ужас, столкнувшись с реальностью:  оказалось, что страна была лишь одной из многих иных стран, и что претензии Китая на владение Небесным Мандатом являлись иллюзией китайцев и императорских угодников, а не действительным соотношением сил в мире. Китай понял, что не заметил  в своем трехтысячелетнем  гордом одиночестве, что в мире произошло много событий, в которых он не принимал участия, и которые поставили его в невыгодное положение по сравнению с Западом. Китай мог бы распасться как страна, под напором  реки судьбы, но этого не случилось. Китай выжил и нашел способ принять для себя из западной культуры то, что ему могло пригодиться, не переставая быть самим собой.
Эти вопросы будут рассмотрены в последующих статьях.

Comments

Китай 02: опиумные войны

  1. Позорный Нанкинский договор прежде всего для европейцев. Рекомендую посмотреть всем очень сильный фильм Алексея Балабанова по мотивам рассказов М. Булгакова ” Записки юного врача” и “Морфий”.

    [Los tristemente célebres Tratados de Nanking arrojan una mala sombra especialmente sobre los europeos. Recomiendo a todos a ver la película muy fuerte de Alexei Balabanov basado en las historias de Mikhail Bulgakov “Notas de un médico joven” y “Morfina”.]

  2. Конечно, мы все с удовольствием проводим время в сети, но далеко не всегда – с пользой. Вот и я тоже. Редко попадается что-то действительно стоящее, что-то, что не только рассмешит, но и заставит задуматься. Этот пост как раз – одно из редких исключений, когда читаешь с удовольствием и что-то для себя выносишь. Спасибо автору.

    [Por supuesto, con placer pasamos tiempo en la red, pero no siempre con provecho. Y aquí estoy yo también. Rara vez se encuentra algo verdaderamente valioso, algo que no solamente divierta, sino que obligue a reflexionar. Este lugar es una de las raras excepciones, cuando lees con placer y algo para ti queda. Gracias, autor.]

Hacer un comentario: