Китай 05: Конфуций

Переводчик: Л.Ш.Смурова / Traductora: L. Sh. Smurova

1-Введение.

Цзы Лу спросил: «Благородный муж ценит мужество?»

Конфуций сказал: «Благородный муж превыше всего почитает долг. Благородный муж, наделённый отвагой, но не ведающий долга, может стать мятежником. Низкий человек, наделённый отвагой, но не ведающий долга, может пуститься в разбой».

[Изречения Конфуция]

Конфуций принадлежит к числу наиболее выдающихся мыслителей древнего мира, и является самым известным китайцем, оставившим  после себя глубокий след и оказавший огромное влияние на умы человечества. Он жил 2500 лет назад, но до сих пор  его учения о том, что из себя представляет незаурядный человек, как правильно сосуществовать с себе подобными,  и  как правильно себя вести, по-прежнему актуальны в Китае. Его учения на протяжении веков адаптировались ко  многим эпохам и династиям, но по сути своей не  изменились. Конфуций был человеком, ведущим скромный образ  жизни, как и Иисус, обучая своих учеников и, подобно Сократу – задавая вопросы. Он не создал ни новой религии, ни иного способа поклонения Богу; его учения и пример всей его жизни относятся почти исключительно к тому, чтобы каждый человек мог лучше развиваться  и искать лучшие способы сохранения мира и согласия в социальных отношений.

Конфуций признавал существование  божественной силы и говорил о почитании, которое должен иметь  каждый человек перед Небесами и перед своими предками, но не разработал никакой теологии,  не проповедовал от имени Бога, не объявлял себя посланником свыше, а просто как обычный  человек обращался к другим людям. Я думаю, что часть успеха и сохранности его учений заключается именно в том, что изначально он отстранился от какой-либо религии; он учил моральным принципам и говорил, что человек, им следующий,  уважает Небеса, но не говорил, как возводить алтарь и не провозглашал себя пророком. Он говорил о том,  о чём говорят большинство религий  – о самоусовершенствовании, о любви и уважении к ближним, о  справедливости к себе подобным, но относил это исключительно к гуманистической сфере, и тем самым избежал споров, возникавших на протяжении тысячелетий: «Должны ли мы называть Бога Яхве, Аллахом или просто Богом? Правильнее ли поклоняться Богу в синагоге, в христианской церкви, соборе, мечети или в поле? Отдыхал ли Бог в субботу или в воскресенье? Имел ли смысл этот вопрос, когда он создавал мир?»

На протяжении столетий  Китай находился под влиянием нескольких религий, таких как буддизм и ислам; китайцы могли принять и ту, и другую религии, но они продолжали оставаться конфуцианцами. Вопросы, которые предаются анафеме на Западе: подчиняться папе или нет, можешь ли ты сам толковать Евангелие или нет, нужно ли совершать паломничество в Мекку или нет – неважны в контексте учений Конфуция. Конфуцианской морально-этический кодекс из далекой страны можно приравнять к высказыванию  святого Августина: «Люби и делай, что хочешь”.

2-Жизнь

Конфуций сказал: Есть три типа полезных удовольствий и три вредных.

Удовольствие от наслаждения музыкой  и ритуалами, удовольствие от того, когда говорите о доброте других и удовольствие находиться  в окружении друзей – это полезные удовольствия.

Удовольствия от высокомерия, рассеянности и комфорта –  это вредные удовольствия.

[Изречения Конфуция]

Конфуций родился в 551 году до нашей эры в провинции Лу, расположенной на северо-востоке Китая. Он был сыном обедневшего дворянина, и потерял своего отца в раннем детстве. Его мать переехала в другую, более подходящую для развития своих детей местность. Конфуций научился читать и перечитал все тексты, которые ему попадались на глаза; в ту эпоху научиться читать, а тем более на китайском языке, было совсем не так легко, как сегодня, поскольку распространение культуры было незначительно и потому, что китайский язык состоит из иероглифов, слова пишутся с помощью рисунков, дающих представление о значении, а не передаются звуками через буквы, формирующими слова. Например, в испанском, слово “вода” состоит из букв:  А, G, U, А, а на китайском языке это просто один символ: 水. В западных языках необходимо научиться обращаться с 20 и до 40 символов,  чтобы писать слова, на китайском языке необходимо научиться тысячам символов, в принципе, для каждого слова. Представьте себе, что вместо десяти цифр 0, 1, 2, …, 9 и позиционных обозначений, как например написания десяти,  как “10” у нас был бы символ для каждого числа: прогресс науки и технологий бы застопорился и задержался бы на многие века из-за этого, хотя ведь эти символы – не более чем упрощение обозначений. Маловероятно, что подобные размышления  зародили у Конфуция интерес называть вещи своими именами, одну из основных составляющих его мысли, но его ум и знания о человеке привели его к выводу о важности использования слова должным образом.

Эпоха, в которой жил Конфуций была не лучше и не хуже нынешней: условия проживания людей были плохими, среди населения царили невежество и неграмотность.  Китай номинально находился под властью императора, но в каждом отдельно взятом регионе местные правители делали всё, что им хотелось. Структура правления была феодальной, и каждый господин на своей территории вовлекал народ в войны, в результате которых выигрывали только богатеи, они вводили налоги, подвергали принудительному труду угнетенных и делали всё, что им заблагорассудится. Китайская экономика в значительной степени зависела от сельского хозяйства, и на протяжении веков китайцы научились определять периодичность чередования холодов, жары, дождей, наводнений в реках, наступление лучшего времени для сева и жатвы. Если фортуна отворачивалась, и господин развязывал военные действия против  соседей во время сбора урожая, конечно же, крестьянам приходилось воевать, убивать или умирать  за своего господина, которого не интересовал урожай, дающий всем пропитание.

Я начал предыдущий абзац со слов: “не лучше и не хуже …”, и мне пришло в голову  привести доказательства этих слов: наши структуры власти перекрывают интересы образования интересами синдикатов Пемекс, давая им власть и деньги,  таким образом,  открыто нанося ущерб двум богатствам, имеющимся в любой стране –  природным ресурсам и будущему детей. И наконец,  рассмотрим денежные потери от расходов на политические кампании, от которых я не вижу никакой пользы для страны, а того, что мы потратили в 2012 году, было бы достаточно, чтобы построить еще одну плотину, подобную Эль Кахон в Наярите.

Было бы прекрасно, если бы сегодня произошла реинкарнация Конфуция в Мексике, потому что при рассматривании проблемы он размышлял, писал, учил, и предлагал стиль жизни, как для отдельно взятого человека, так и для групп людей, имея всего лишь две характерные особенности, общие для произведений великих мастеров: простоту и естественность. Конфуций знал, как постичь суть вопроса и выразил в простых терминах  жизненные нормы и правила социального поведения, и даже 2500 лет спустя, они абсолютно понятны, являются естественными и воспринимаются легко.

В основе учения Конфуция находится личность, незаурядный человек, но не рассматриваемый как абстрактная единица (уравнивая всех), а принципиально рассматривая людей, как отличающихся друг от друга отдельных личностей с разными возможностями, его целью было максимальное развитие этих возможностей и достижение равновесия в отношениях с другими людьми. Его идея о правительстве также проста: оно нужно для того, чтобы сделать подданных счастливыми, улучшить условия их жизни, обеспечить гармоничную среду обитания, в которой  каждый человек может в полной мере раскрыть свой потенциал. 2500 лет назад  Конфуций отказался от идеи того, что правители находятся на земле по “воле Бога”, об этом заявляли многие из них  в истории. Он пошёл дальше, и его слова нашли отражение в конституциях современных стран. Самым известным случаем является Декларация независимости США, в которой говорится:

«…Мы убеждены … что … все люди созданы равными, они наделены Творцом определенными неотчуждаемыми правами, такими как: жизнь, свобода и стремление к счастью, и правительства учреждаются для обеспечения этих прав …»

Конфуций на основе этих принципов вывел необходимость справедливого налогообложения, ликвидации суровых наказаний, и абсолютной необходимости образования для обеспечения получения знаний  отдельно взятыми лицами для гарантии прогрессивного продвижения общества вперёд.

Конфуций на 2000 лет опередил свое время, поскольку только во время Французской революции в стране публично появились и стали применяться эти понятия. История стран до 1789 года была в основном попыткой правящих династий увековечиться в своей стране (обосновывая свою позицию многими способами, наиболее распространенный из всех – ссылка на божественное право), а также попытками расширить территории своего влияния и увеличить богатства своей страны, начиная с богатства короны.

 

Таким образом, не удивительно, что Конфуцию не удалось за всю свою жизнь добиться поставленной цели: получить крупную административную должность в одном из небольших королевств или княжеств, входящих в состав Китая, так как, находясь на этом посту,  он смог бы повлиять на правителя и улучшить условия жизни людей. Никому из руководящих лиц не нравится, когда ему говорят, что делать, и судьба Конфуция свелась к странствованию от одного королевства  к другому, к обучению учеников и разбрасыванию семян своих  мыслей, но не в ту почву, для которой они были предназначены. Он был своего рода странствующим учителем, как Иисус, но не проповедовал для  толпы и не умер, будучи распятым на кресте. К концу жизни, когда ему исполнилось 67 лет, ученики убедили его вернуться в свою родную провинцию, Лу, где он и прожил последние пять лет своей жизни, занимаясь только обучением.

Конфуций стал преподавателем и ученым, принимая студентов в неформальной обстановке, в стиле греческих философов: разговаривая с ними, пытаясь получше их узнать, отвечая на вопросы и передавая им свои мысли. Ему приписывается авторство многих произведений, которые на самом деле были написаны его учениками, уже годы спустя после его смерти, так же, как Евангелия и Коран, но среди этих произведений просматривается чувство согласованности и единства и кажется, как будто они написаны одним человеком.

Дворяне нанимали воспитателей для своих детей для обучения; так как не было школ, большинство людей, нерасполагающих достаточными средствами, не могли нанять преподавателя и, как следствие, невежество и неграмотность переходили по наследству от одного поколения бедных людей к последующему. Конфуций считал, что в принципе любой человек мог получить образование и извлечь из этого пользу, и что достижения каждого отдельно взятого человека не зависели от достатка его семьи. Таким образом, образование может и должно быть доступным для всех людей, а сам он принимал студентов независимо от статуса семьи или  каких бы то ни было рекомендаций, главным было одно – желание учиться.

В своих учениках он намеревался развить индивидуальные особенности, подчеркивая различия между людьми как средство развития наилучших качеств в личности. Образование не было  ни догматическим, ни иерархическим, он принимал во внимание противоположные мнения, которые студенты могли выражать, не боясь гнева учителя или наказания. Конфуций исходил из того принципа, что каждый человек должен  исследовать, созерцать внешний мир, проводить анализ жизни и творчества мудрецов, и иметь личное суждение о том, как действовать в жизни.

Отправной точкой является жэнь (仁), слово в китайском языке, которое можно перевести как доброжелательность, альтруизм, доброту, человечность. Оно не совсем идентично значению христианской любви, а, скорее, являет собой сочетание любви к себе самому с любовью к себе подобным. Конфуций настаивает на том, что  через развитие индивидуальных навыков человек может приобрести жэнь и стать ценным членом общества. Он настаивает на том, что все люди по своей сути хорошие, и в зависимости от хорошего или плохого образования, полученного ими, а также от хорошего или плохого влияния, оказанного на них, человек выбирает по жизни тот или иной путь. Как следствие этого рассуждения, Конфуций подчёркивает исключительную важность образования в любой стране.

Принимая во внимание эпоху, в которую жил Конфуций,  можно считать его концепцию образования революционной по стимулированию развития  права на образование, чтобы все люди могли учиться, совершенствоваться и принимать свои собственные решения. Конфуций выступил против авторитаризма, действующего в эпоху феодального Китая. Принимая на учёбу, как богатых, так и бедных студентов, он выступил против монополии аристократии на право получения образования. При подготовке студентов, проживающих в городах, он относился к ним так, как если бы они были детьми из обеспеченных семей, он стремился к тому, чтобы эти студенты вошли в управленческие структуры, и таким образом разрушал монополию дворянства на эти должности.

3 – Религия и этика.

В пятнадцать лет я обратил свои помыслы к учебе.

В тридцать лет я обрел самостоятельность.

В сорок лет я избавился от сомнений.

В пятьдесят лет я познал волю неба.

В шестьдесят лет я научился отличать правду от неправды.

 В семьдесят лет я стал следовать желаниям моего сердца.

[Изречения Конфуция]

Конфуций был религиозным мыслителем. Идея высшей силы и уважение к ней, которое человек должен иметь, были  упомянуты в его учениях, но не являлись основной темой; он принимал веру в высшие силы, говорил о небе, отождествляя его с Богом, но не касался обрядов, храмов или священников в частности. Он был толерантен в религиозных вопросах, поэтому-то  Китай  на протяжении всей своей истории, был также толерантен к различным религиям.

Несколько лет назад я прочитал в колонке  Catón шутку, повеселившую меня, я приведу её здесь по  памяти с небольшими возможными неточностями. Над рекой, протекающей через регион Новой Англии, был мост, и некий путешественник проходил  мимо. Он шёл, созерцая чудеса божьего творения, когда вдруг услышал голос, зовущий на помощь. Склонившись с моста, он видит мужчину, зацепившегося за скалу, через мгновение тот может сорваться и кануть в пучине. Мужчина кричит “Брат! Пожалуйста, помоги мне, я утону! ” На лице путешественника появляется улыбка удовлетворения, когда он слышит слово «брат». “Скажи мне, добрый человек, почему ты называешь меня братом?” “Я вижу, что ты мой брат во Христе”. Лицо спасителя растягивается в ещё большей улыбке, но для уточнения он спрашивает: “Так ты веруешь во Христа? ” – ” Конечно, брат! Я считаю, что Христос есть Господь наш и Бог». Немного смутившись, прохожий спрашивает: ” а ты – католик, православный или протестант? ” – ” Протестант, это Новая Англия! ” – ” Англиканской, баптистской, лютеранской или кальвинистской церкви?” – продолжает допытываться спаситель в строгом алфавитном порядке. “Баптистской, конечно”. – “Но скажи-ка мне, надо крестить новорожденных?” – “Конечно, нет! Я считаю, что креститься должны взрослые, когда они почувствуют милость Господа. ” – ” Ах, значит, ты такой же баптист, как и я. Я рад, что Господь уготовил мне встречу с тобой, брат». Мужчина на скале уже в отчаянии говорит: ” Да, конечно, я баптист.  Теперь брось мне веревку со сваи моста, брат “. Спаситель почти соглашается, но всё-таки хочет убедиться: “Скажи мне, как ты думаешь,  Бог прощает грехи всем людям вместе или каждому по отдельности?” У бедняги уже онемели пальцы от холода, но он твердо отвечает: “Бог дает каждому то, что он заслуживает,  только разбойнику на кресте Христос сказал: «истинно говорю тебе, ныне будешь со мною в раю» (Ев. от Луки, 23:39-43). Прощение даётся каждому по его заслугам. “- ” Ладно, брат, очень хорошо “, ответил улыбающийся прохожий, убедившись в том, что мужчина не был замаскированным католиком, просящим его о помощи – католики не знают Евангелия – и с веревкой в руках, готовый уже её кинуть вниз, задаёт последний вопрос: “в завершение, брат, скажи мне, согласен ли ты с учением Джона Спилсбери”. “Джон Спилсбери? А кто это? ” В праведном гневе прохожий убирает веревку, которую собирался бросить, и кричит: ” Умри, еретик! ”

Религия должна быть способом связи человека с богом, а не являться причиной появления  проблем между людьми. Но на протяжении всей истории человечества религия была  предлогом для бесчисленных конфликтов, когда любовь и уважение к Богу заменялась ненавистью или амбициями или страхом. Я не верю, что Бог повелел убивать протестантов в ночь Святого Варфоломея, или  Богу была угодна Тридцатилетняя война, или он сказал христианам и мусульманам, чтобы они шли на Святую Землю с оружием в руках (это утверждали и одни, и другие). Нет ничего плохого в религии, когда человек поклоняется Богу и следует его заповедям, но человек доказал, что способен превратить религию в угрозу, и в этом смысле китайцам повезло: Конфуций не проповедовал никакой религии, он говорил только об  этике и образе жизни, только о том, как следует себя вести, и не вещал от имени Бога. Его учения не касаются ни сверхъестественных вопросов, ни поощрений (или наказаний) загробного мира, ни глубины метафизики и эпистемологии; его учения применимы в повседневной жизни.

Если бы мы захотели упростить учения Конфуция, то решили бы, что они являются лишь выражением здравого смысла; но если учесть, что это наименьшее общее из чувств, то тривиальность исчезнет. Например, Конфуций говорил, что мы не должны действовать, не зная сути вопроса: необходимо много слушать, отбирать лучшее и следовать ему; необходимо много смотреть и аккуратно записывать то, что видишь; таким образом – заявляет учитель – возникает понимание. Если мы сравним эти простые шаги с самыми сложными выводами, к которым пришли греки для объяснения вселенной (Земля –  центр Вселенной, все вращается вокруг Земли; Луна и другие звезды имеют иную природу; солнце совершенно, потому что оно представляет собой Бога; планеты являют собой  совершенные круги, Млечный путь – божественная дорога для прибытия на землю и возвращения на небеса, и т.д.), то получится, что ошибочны все выводы, так как они возникли из предположений, а не наблюдений, и  мы начинаем понимать, что  размышления Конфуция были действительно передовыми.

Конфуций большое значение придавал понятию жэнь (仁), как было упомянуто выше. Понятие Человечества может быть приравнено к добродетели = любви, и мудрости = пониманию людей. Особая роль принадлежит семье, а отношения родитель – ребенок  имеют решающее значение: родитель должен заботиться о своих детях, ребенок должен уважать родителей, а когда родители умирают, чтить их память наряду с другими предками. Эти вертикальные отношения, это отсутствие симметрии между вышестоящими структурами власти и подчиненными (в отличие от современной тенденции убеждения, что все равны и, что президент находится у нас на службе, потому что мы его выбрали) подготовили китайцев к принятию более мирных и разумных отношений со структурами власти, отношений, существующих повсюду, независимо от курса, выбранного для страны руководителями.

Конфуций говорил, что в человеческом обществе, как и в большой семье, имеется два основных правила: уважение к вышестоящему и обязанности руководства по эффективному обеспечению благосостояния своих граждан. Конфуций полагал, что образование является способом для любого китайца получить доступ к государственной должности, и настаивал на том, что руководитель должен быть примером для подчинённых по человеческим качествам, он должен  заботиться о своих подданных, другими словами, правителем должен стать лучший из всех китайцев. Конфуций выступал против аристократов, заявляющих о своём божественном предназначении, придумывая предка, сына богов. Конфуций утверждал, что право на власть не получают при рождении, его имеет только тот, кто знает, как сделать своих подданных счастливыми.

Это знание зависит от добродетелей и личных качеств  правителя. Иными словами, как в нашей так называемой демократии, любой человек может быть президентом. Он понимал, что правители не собирались отказываться от права на наследство руководящих постов своими детьми, и нашёл следующее решение: правитель должен окружить себя людьми, способными  осуществлять правительственную деятельность наилучшим способом, как мне однажды сказал г-н Мигель Анхель Барберена “видите ли, Хосе Луис, управлять совсем нетрудно – просто нужно уметь выбирать секретарей.” Конфуций был  мудрее, чем господин Барберена, он предъявил дополнительное требование к правителям: прежде чем правитель сумеет найти способных людей, страна должна их начать производить. Как? Посредством образования.

Конфуций говорил, что первым проявлением жэнь (仁) является сыновняя почтительность, уважение к родителям и предкам. Это правило на протяжении веков достигло уровня национального культа в Китае, и находится в оппозиции к другим культурам – в Мексике, например, возвышается роль личности и эта неопытная ещё личность, незрелая и легко управляемая, попадает в общество. Объяснение может быть только одно. Понятие семейной интеграции снизилось, так как уменьшилось количество членов семьи. Если ребенок проживает с детства в атмосфере уважения к родителям, то покинув семью и начав работать, он будет иметь меньше проблем, принимая роль руководства и выполняя приказы своего начальства, а когда он сам станет  родителем, то постарается заслужить уважение своих собственных детей. Конфуций говорил по этому поводу, например: чтобы уметь управлять, нужно уметь подчиняться. В негативном ключе, мы можем сказать, что неполные семьи производят плохо подготовленных членов общества.

Конфуций представляет свою идею благородного мужа, который ориентируется на жэнь, и дополняет ее добродетелью  и честностью, и объясняет, что он подразумевает под этим типом человека в своих афоризмах: ” Благородный муж всегда думает о добродетели; низкий человек думает об удобстве “. ” Благородный муж понимает, что является правильным, а низкий человек – лишь то, что является выгодным”. Жэнь – сверхдобродетель, включающая в себя взаимодействие, верность, мужество, мудрость, надежность.

Но эти принципы не могли остаться абстрактными и просто повиснуть в воздухе, ведь жэнь основана на человеческих отношениях через ли = украшение, этикет, формальность, приверженность к обрядам, которые можно понимать как образование и любезность в соответствии с учебником Карреньо, но они должны быть отнесены к  социальному этикету, основанному на принятии и честной практике жэнь. Китайский этикет развился чрезвычайно. Мы уже в первой статье, посвящённой Китаю, узнали, как китайцы обращались с Маккартни, когда он попросил аудиенцию у императора,  они просто не смогли договориться о всех деталях протокола. В Китае существовала очень важная должность министра по обрядам,  который, будучи экспертом учений Конфуция, разрешал аудиенцию с императором или отказывал в ней. Данное министерство  было обязано своим существованием безоговорочному принятию социальной иерархии и положению каждого  в пределах этой иерархии, иллюстрацией к секрету доброго правления может послужить афоризм: «Правитель да будет правителем, подданный – подданным, отец – отцом, а сын – сыном “. Конфуций не проповедовал необузданной свободы нашей западной культуры, на практике оставшейся мёртвой, и на бумаге превратившейся в простое предположение, а под влиянием учителя, как китайцы, так и японцы стали чрезвычайно сдержанными, уважительными и официальными в социальном общении.

Из признания социального неравенства возникает понятие идеального человека: цзюньцзы, в переводе князя-сына,  человека, не чувствующего ни беспокойства, ни страха,  всегда спокойного и непринужденного. В отличие от него, неидеальный человек всегда взволнован и находится в стрессе. Пользуясь характеристиками Конфуция, я могу охарактеризовать всех, кого знаю (начиная с себя), за исключением дона Фортунато, садовника из дома напротив.

Конфуций жил в феодальном обществе, но разочаровался в поведении и личностных качествах знати, он предложил качественно новый уровень знати, который возможно было достичь посредством образования и развитие врожденных добродетелей, жэнь,  – развитие индивидуальных добродетелей. Запад, в своей Декларации Прав Человека и документы, вытекающие из неё, (практически все конституции) начинает с принципа равенства, остающимся декларацией на бумаге и не более того. Как контраст – китайцы принимают неравенство людей для достижения идеала – цзюньцзы.

Конфуцианский идеальный человек должен был составить новую элиту общества, поставляющую знать, управляющую  страной. Получая доступ к власти, человек обязан подавать пример пути, по которому нужно следовать, предполагая, что управление, по определению – это сделать жизнь подданных счастливой.

Отсюда возникают  выводы о легитимности правительства. Если  дела идут хорошо, и народ счастлив, то тогда правительство можно считать легитимным. Если нет, то правительство перестает быть легитимным. В истории Китая это понятие проверялось неоднократно, когда  страна сталкивалась с такими бедами, как: войны, наводнения и голод, и тогда люди говорили, что правящая династия потеряла Небесный Мандат. Наступал момент, когда падение правящей династии воспринималось как естественный факт, и к власти приходила другая династия.

4-Влияние Конфуция на историю Китая.

Когда праведный Путь (справедливое правительство) преобладает в стране,

обряды, музыка и военные кампании инициируются императором.

Когда праведный Путь перестаёт преобладать в стране,

обряды, музыка и военные кампании инициируются знатью.

Когда эти события инициируются знатью,

Правящая династия теряет власть в десяти поколениях.

Когда эти события инициируются министрами,

Правящая династия теряет власть в пяти поколениях.

Когда эти события инициируются мелкими чиновниками,

Правящая династия теряет власть в трёх поколениях.

Когда праведный Путь преобладает в стране,

обычные люди не обсуждают политику между собой.

[Изречения Конфуция]

Конфуций не писал произведений, но его ученики сочли себя обязанными собрать его учения в литературный сборник, сборник афоризмов мастера. Сборник состоит из двадцати глав, сгруппированных по темам, но без порядка или особой организации. Вероятно, подобное  произошло с Евангелиями и Кораном, когда годы спустя после смерти учителей, ученики записали учения по памяти. Даже для современного западного человека будет полезно время от времени обращаться к тому, что говорил Конфуций, и поразмышлять над его изречениями. В его учениях,  как и в Евангелиях, есть естественность, и опровергнуть их практически невозможно. Приведу несколько   примеров:

 

Конфуций говорил: «Есть три распространенных ошибки, совершаемыми высокопоставленными особами:

Говорить, когда нечего сказать – это опрометчивость.

Молчать, когда есть о чем поговорить – это обман.

Говорить, не обращая внимания на слова других – это слепота».

Конфуций говорил: «Есть люди, которые рождаются мудрыми – они лучшие».

«Те, кто учатся и приобретают мудрость, следуют за ними.

Те, кто не хочет учиться – ограниченные и представляют собой низший класс людей».

Конфуций говорил: «По своей природе люди близки друг к другу; по своим привычкам люди далеки друг от друга. Не меняются только самые мудрые и самые глупые».

Чжан Цзы спросил Конфуция о жэнь. Конфуций ответил: « если ты придерживаешься  пяти добродетелей со всеми людьми, тогда ты можешь называться человеком, эти добродетели: вежливость, великодушие, честность, настойчивость, доброта. Если ты вежлив, тебя будут уважать;  если ты щедр, ты выиграешь во всём; если ты честен, люди будут доверять тебе. Если ты настойчив, то достигнешь результатов. Если ты добр, то сможешь нанимать  людей на работу».

 Постепенно, в течение многих веков учения Конфуция проникли в сердца всех китайцев. Они стали основой для законов, своего рода примитивной юриспруденцией, продиктованной мастером для всех китайцев, пользующимися ею на протяжении тысячелетий для принятия решений по судебным делам. Некоторые императоры увидели преимущества его учений и приняли их за руководство  к  деятельности правительства, и они все чаще обращаются к поддержке конфуцианских экспертов, приглашая их на ответственные должности. В 605 году во время правления династии Суй, император решил, что любой человек, кто стремится к должности в правительстве, должен сдать экзамен, основанный на классических текстах, начиная с учений Конфуция. Не только на должность учителя, на любую должность в имперской администрации, кандидаты должны были сдать императорский экзамен. Учитывая нынешний отказ учителей пройти экзамен на профессиональную пригодность (при поддержке партии PRI,  создавшую союз, и кандидатами, не заявляющими открыто, что они будут проводить  реструктуризацию), я делаю вывод, что Мексика отстаёт на 1407 лет от Китая, и это является достаточно убедительным объяснением того, почему Китай ушёл гораздо дальше вперёд, чем Мексика за последние 90 лет.

Пройти императорский экзамен стало целью любого китайца, мечтающего преуспевать и получить возможность занять важную должность. Экзамен был доступен для всех китайцев, живущих в любом регионе страны, пропорционально численности населения  региона. Заявитель мог участвовать в сдаче экзамена, но это не было социальной стигмой, потому что все знали, что этот экзамен были чрезвычайно сложен, и все уважали тех, кто учился и решился на него: неудачу не порицали, а высоко оценивали стремление к преодолению. Если экзамен не удавалось сдать, то можно было продолжить обучение и попытаться повторить попытку при следующей возможности. Экзамен, приравненный императором к закону, привёл к высокому уровню национального самосознания. Экзамен был обязателен в течение 1300 лет (отменен в 1905 году) и поставил стране много поколений умных, знающих,  экспертов учений Конфуция, таких как мандарины, работающих в правительственных учреждениях по всему Китаю. Все знали о прохождении данного экзамена, так как сдавшим его было разрешено носить вышивку на одежде, которая указывала на должность, достигнутую в администрации. Люди знали, когда перед ними находился учёный муж, а так как каждый китаец знает учения Конфуция и склоняет перед ним голову, то видя перед собой конфуцианского эксперта, прошедшего этот трудный экзамен, выказывал чиновникам многочисленные знаки уважения.

Эти чиновники были на протяжении многих веков душой императорской администрации, костяком общества и основой жизни в Китае. Естественно, они были обычными людьми, и некоторые из них пользовались своим положением для извлечения выгоды, но важным было то, что в Китае на протяжении веков имелся легион готовых к управлению страной людей, хотя они и не были ангелами. Лично я предпочёл бы, чтобы при правительстве находились умные управленцы, а не друзья людей из руководства.

Существовало и значительное негативное последствие, о котором необходимо упомянуть. Китай добился стабильности, когда постоянство императорской династии измерялось веками. Китай ценил и почитал Конфуция, как своего первого учителя, и, естественно, все китайцы гордились им, и постепенно широко распространилось мнение, что Китай – лучшая страна с лучшими государственными учреждениями, с лучшим из учителей, с лучшим народом. До сих пор, можно было бы думать, что очень красивый мужчина или красивая женщина осознает свою красоту. Проблема в том, что китайцы презирали другие народы и заявляли, что им не нужны чужие знания, не написанные в Китае или изобретения, не открытые в Китае. Когда они в роковые годы войн опиумных столкнулись с дилеммой принимать или отвергать европейские технологии, кто-то процитировал философа Мэн-цзы, сказавшего: «Я слышал, что иностранцы приезжают в Китай, чтобы учиться у нас, но я не слышал, чтобы китайцы выезжали  за рубеж, чтобы научиться чему-то новому», и поэтому они сделали вывод о ненужности обучения у  иностранцев.

Североамериканский писатель Сэмюэль Хантингтон придумал термин Великой дивергенции для определения подъёма, достигнутого европейскими странами в 1500 году с прогрессом науки и техники, в отличие от застоя, в котором жили другие страны, такие как Китай. Действительно, приход иностранцев в Китай в 1800 году выявил неготовность страны к превосходству европейского оружия. Парадоксально, но именно в Китае изобрели порох, используемый европейцами много лет спустя для унижения Китая, который использовал его лишь для фейерверков, а не для создания оружия. Более подробно  мои мысли по этому поводу изложены в статье «Причины европейского господства».

5-сопротивление и величие китайцев.

Янгфу после назначения министром юстиции консультировался с Ченг Цзы, который ему сказал: «Когда власть имущие теряют  чувство справедливости, люди отворачиваются от них, и потребуется время на то, чтобы они повернулись».

«Если ты осознаёшь свои страдания, ты должен быть грустным, а не довольным».

Изречения Конфуция

Как и у людей, у любой страны опыт приобретается из перенесённых трудностей, это вопрос взросления, не более того. Каким образом люди относятся к прожитым годам, характеризуется зрелостью человека. В тысячелетней истории Китая было два особенно трудных этапа: монгольское нашествия в 1215 году и европейские атаки в 1850 году. В первом случае китайцы решили проблему, ассимилировав монголов  в свою культуру и превратив их в китайцев. Во втором случае они сопротивлялись, как могли, боролись со штормом, чтобы их корабль не утонул и, вероятно, более серьёзные историки, чем вы или я, ожидали, что европейцы пойдут сражаться в другое место.

В обоих случаях  китайская культура стала ядром национального сопротивления, и это ядро не треснуло в трудные времена. Вера китайцев благодатность своей культуры была достаточной для признания её монголами, а должностные лица, конфуцианские ученые,  преуспели в переговорах с иностранцами, державшими последних в страхе с помощью дипломатических средств, когда вооруженная борьба была абсолютной катастрофой для Китая.

Все это смогло произойти потому, что у Китая были и самобытность и особая культура,  в основе которой лежали учения Конфуция. Генри Киссинджер, очень хорошо знавший китайский народ (он вёл с Китаем переговоры, будучи государственным секретарём при президенте Никсоне), сделал интересное сравнение России и Китая в те времена, когда Мао боролся со Сталиным: Россия на протяжении столетий учила русский народ  страдать, а Китай учил свой народ быть великим.  Сталин говорил, что народ вытерпит все,  Мао же говорил, что люди способны на все. Не удивительна дальнейшая эволюция этих двух стран, с учетом отношения к своим народам. Мао, Культурная революция,  современный Китай будут темами рассмотрения последующих статей.